• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Спецвыпуск ЖССА по результатам международного сравнительного исследовательского проекта.

Вышел спецвыпуск Журнала социологии и социальной антропологии, посвящённый результатам международного сравнительного проекта «Образование как процесс в течение жизни: сравнение образовательных траекторий в современных обществах» (сокращенно – eduLIFE), который с 2011 года базировался в Европейском университетском институте во Флоренции под руководством профессора Ханса-Петера Блоссфельда.

Вышел спецвыпуск Журнала социологии и социальной антропологии, посвящённый результатам международного сравнительного проекта «Образование как процесс в течение жизни: сравнение образовательных траекторий в современных обществах» (сокращенно – eduLIFE), который с 2011 года базировался в Европейском университетском институте во Флоренции под руководством профессора Ханса-Петера Блоссфельда.

Спецвыпуск вышел под научной редакцией Ханса-Петера Блоссфельда (доктора экономики, доктора социологии, профессора и заведующего кафедрой социологии Европейского института университетов (EUI) во Флоренции, профессора социологии в Университете Бамберга), Юлии Косяковой (доктора социологии, старшего научного сотрудника отдела международных сравнений и европейской интеграции в Институте исследований занятости (IAB) в Нюрнберге), Яна Скопека (доктора социологии, доцента социологии в Тринити-колледже в Дублине), Дмитрия Куракина (директора Центра культурсоциологии и антропологии образования (ЦКСАО) Института образования НИУ ВШЭ), Гордея Ястребова (аспиранта Европейского университетского института, старшего научного сотрудника факультета экономики НИУ ВШЭ). Он обещает стать одним из наиболее востребованных изданий по образовательному неравенству на русском языке.

Российским партнером исследования с 2012 г. был Институт образования Вышки. В исследовании принимали участие сотрудники Института: директор ЦКСАО Дмитрий Куракин и младший научный сотрудник Диана Янбарисова.

В проекте eduLIFE анализировались данные лонгитюдных исследований об образовании в разных странах мира. Основной целью проекта было изучение образовательных траекторий людей в современных обществах в институциональном контексте. В проекте были заняты ведущие исследователи и эксперты в области образования. На разных фазах анализировались данные таких стран, как Италия, Германия, Испания, Франция, Швеция, Дания, Норвегия, Финляндия, Великобритания, Ирландия, Швейцария, Венгрия, Нидерланды, США, Австралия, Россия, Эстония, Израиль.

Проект стартовал в 2011 году и состоял из четырёх фаз, каждая из которых была посвящена одной из стадий образовательной траектории: дошкольному, среднему образованию, переходу от обучения к работе и образованию взрослых. Результатом каждой фазы, помимо отдельных статей, становилась книга.

В новом выпуске ЖССА каждой фазе проекта посвящён отдельный раздел, состоящий из двух текстов: один – сравнительному анализу данных по этому уровню образования в разных странах, второй – анализу ситуации в России. Открывает выпуск введение к проекту eduLIFE, подготовленное Х.-П. Блоссфельдом и С. Букхольц. Закрывает выпуск статья Ю.Косяковой, посвящённая постсоциалистической трансформации и социальному неравенству в России.

Переводы обзорных глав, посвященных каждой из фаз eduLIFE, а также российских страновых кейсов на русский язык подготовили Гордей Ястребов и сотрудники Центра культурсоциологии и антропологии образования Института образования НИУ ВШЭ Валерия Малик, Екатерина Павленко и Диана Янбарисова.

Для анализа среднего образования в России использовались данные панельного исследования «Траектории в образовании и профессии» – лонгитюдного проекта, организованного Институтом образования НИУ ВШЭ в 2009 году. Исследование включает в себя несколько панелей, одна из которых – национальная – основана на выборке международного тестирования TIMSS 2011 года для учащихся восьмых классов, что делает его уникальным для России. На этой же выборке в 2012 году было проведено международное тестирование PISA. Первая волна исследования прошла в 2011-2012 учебном году, через год после TIMSS, когда дети учились в 9 классе. В этом году проводится уже пятая волна исследования.

В спецвыпуске представлены уникальные материалы по образовательному неравенству в России и в международной сравнительной перспективе, охватывающие все этапы образовательных траекторий начиная с раннего детства до взрослости, которые будут интересны исследователям из разных дисциплин: социологам, экономистам, психологам, педагогам.

Далее представлено краткое содержание результатов каждой фазы проекта, которые нашли отражение в спецвыпуске.

Дошкольное образование

Хронологически это последняя фаза проекта, проведённая в 2015 году.  Она посвящена исследованию влияния раннего образования на траектории детей из семей с разным социальным положением. По сравнению с предыдущими исследованиями раннего образования, в eduLIFE была разработана более детализированная концептуальная рамка, в которой проведено различие между уходом за детьми, обеспечиваемым родителями, формальными и неформальными институтами. Были проанализированы и краткосрочные, и долгосрочные эффекты дошкольного образования и воспитания на социальное неравенство.

Согласно результатам исследования, дети значительно отличаются по когнитивным и некогнитивным способностям ещё в дошкольном возрасте, и в дальнейшем эти различия увеличивают неравенство образовательных шансов. Развитие ребёнка зависит от наследственного потенциала, взаимодействия с родителями и их вовлеченностью в жизнь ребёнка, инвестиций в его образование, которые, в свою очередь, связаны с социальным положением семьи. Качественное раннее образование имеет положительный эффект для всех детей, но особенно – для детей из семей с наименьшими ресурсами. В целом, несмотря на то, что раннее образование может способствовать снижению социального разрыва между детьми из разных семей, оно не может полностью ликвидировать социальное неравенство.

Среднее образование

В 2014 году исследовалась дифференциация среднего образования и её краткосрочные и долгосрочные последствия, с учётом неравенства образовательных шансов и достижений. Во всех странах, в которых проводился анализ, у детей из семей с более высоким социальным положением оказалось больше шансов получить качественное среднее образование, которое, в свою очередь, повышает их шансы на более престижное образование после школы.

В рамках этой фазы все рассматриваемые страны были разбиты на группы, в зависимости от способов дифференциации среднего образования. В группу стран, в которых образовательные траектории расходятся рано, попали Германия, Венгрия, Швейцария и Нидерланды. В отдельные группы были выделены скандинавские страны: Дания, Финляндия, Швеция (Скандинавская инклюзивная модель); страны, в которых дифференциация осуществляется путём индивидуального выбора: Австралия, Англия, Ирландия, Шотландия, США; и страны со смешанной моделью дифференциации: Эстония, Франция, Израиль, Италия и Россия.

Основный вывод, полученный в результате анализа данных на этой стадии, заключался в том, что дифференциация среднего образования играет большую роль в воспроизводстве социального неравенства в современных обществах. Во всех странах социально-экономический статус положительно коррелирует с вовлеченностью в более престижные типы среднего образования. При этом механизмы дифференциации существенно разнятся, и часто, кроме формальной системы трекинга, большую роль в них играют неформальные, «скрытые» формы дифференциации, такие, как различия между школами или внутри школ. Стартовые позиции в системе среднего образования могут быть скорректированы на более поздних стадиях, но, как правило, такую корректировку осуществляют более привилегированные группы населения.

На российских данных также наблюдается эффект социального положения на выбор образования после 9 класса, который сохраняется (хотя и несколько снижается), даже если принимать во внимание предыдущие академические достижения (баллы TIMSS по математике в 8 классе) и тип школы. К тому же, социальное положение влияет на образовательные планы и на баллы ЕГЭ. Это можно объяснить тем, что семьи с более высоким социальным статусом имеют больше возможностей дополнительно вкладываться в образование ребёнка.

Переход от учебы к работе

Фаза 2013 года была посвящена переходу от обучения к работе, и для оценки неравенства в текущих институциональных условиях был выбран контекст гендерной дифференциации. Массовизация образования и реструктуризация рынка труда, происходившие в последние десятилетия в большинстве стран Европы и Америки, способствовали увеличению конкурентных преимуществ женщин в сфере образования. Но были ли они конвертированы в преимущества на рынке труда? Согласно результатам, женщины во всех странах более образованны, чем мужчины и поэтому в среднем предсказуемо занимают более престижные и высококвалифицированные позиции на входе не рынок труда, чем мужчины. Однако этот вывод верен только в целом по выборке, но если сравнивать мужчин и женщин с одинаковым уровнем образования и занятых в одних и тех же сферах занятости окажется, что женщины зарабатывают меньше и с меньшей вероятностью занимают руководящие должности.

В большинстве рассматриваемых стран гендерная сегрегация за последние десятилетия сократилась. Исключение составляют бывшие социалистические страны, включая Россию, в которых после падения «железного занавеса» гендерное неравенство возросло: в целом либерализация рынка труда отразилась на позициях женщин негативно[1].

Образование взрослых

Первая фаза проекта eduLIFE, прошедшая в 2012 году, была посвящена исследованию образования взрослых с точки зрения его влияния на социальное неравенство. С одной стороны, образование взрослых может сглаживать неравенство, накопившееся в ходе предыдущего обучения или ранних этапов работы, с другой, может иметь место и обратный эффект – если от него выигрывают, в первую очередь, наиболее образованные слои населения. В проекте разделяется формальное (связанное с получением сертификатов) и неформальное образование. Согласно результатам, в формальное образование чаще вовлечены люди с низким или средним образованием или те, кто занимает маргинализированные позиции на рынке труда. В неформальном образовании наоборот работает эффект Матфея: в него с большей вероятностью вовлекаются самые образованные или те, кто занимает наиболее выигрышные позиции на рынке труда. Общий вывод заключается в том, что образование для взрослых чаще всего не снижает социальное неравенство, а, скорее, наоборот увеличивает. Хотя оно помогает людям продвинуться на рынке труда, анализ данных в нескольких странах показал, что наибольшие выгоды получают те, кто и так занимает выгодные позиции.

 


[1] Более подробно об этом можно прочитать в работе: Kosyakova Y., Kurakin D., Blossfeld H. Horizontal and Vertical Gender Segregation in Russia—Changes upon Labour Market Entry before and after the Collapse of the Soviet Regime // European Sociological Review. 2015. Vol. 31. No. 5. P. 573-590.