• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

17 декабря в Институте образования прошел очередной семинар серии «Современное детство: теория и практика», посвященный формированию исследовательской повестки на будущее

«Дети 2040: какими будут наши внуки?» - так было сформулировано название форсайт-сессии, в которой приняли участие гости семинара.

В этот раз организаторы решили изменить традиционный формат (доклад плюс обсуждение) и сделали акцент на групповой работе. Участники разделились на четыре группы, которые обсуждали тренды в изменении современного детства, предлагали исследовательские вопросы, формулировали проблемы.

Детство VS Взрослость

В первой группе обсуждалось изменение концептуализации детства и взрослости: если раньше можно было говорить о более или менее четких возрастных переходах, сопровождавшихся ритуалами и обрядами (причем не только в традиционных обществах, но и, например, в советском), то в настоящее время довольно сложно отделить один возраст от другого. Это проявляется и в том, что, с одной стороны, дети приобретают ряд преимуществ и возможностей, которые раньше были доступны лишь взрослым: дети и подростки хорошо разбираются в технике, научаются самостоятельно зарабатывать деньги, реализуя проект в Интернете и т.д. С другой стороны, уже не первое десятилетие исследователи говорят о том, что поведение взрослых зачастую напоминает поведение подростков 50-60-х гг. XX века: если в середине прошлого века молодые люди после окончания школы или колледжа (то есть примерно в 18-25 лет) обзаводились семьей, стабильной работой, принимали решения, предполагающие долгосрочные обязательства, например, брали крупные кредиты для приобретения жилья, то теперь люди того же возраста откладывают вступление в брак и рождение детей, часто меняют работу, предпочитают краткосрочные проекты долгосрочным, однако живут самостоятельно, то есть не являются в полной мере подростками. Такой феномен получил название «возникающей взрослости», которая, по мнению социологов, охватывает возраст от 18 до 29 лет (Arnett J. J. Emerging adulthood: A theory of development from the late teens through the twenties //American psychologist. – 2000. – Т. 55. – №. 5. – С. 469).

Все это затрудняет различение между взрослыми и детьми, требует переосмысления самих понятий «детство» и «взрослость», так как, судя по всему, их содержание претерпевает изменения. Сегодня появляются новые социальные маркеры взрослости. Исследования говорят о том, что современные дети и подростки гораздо чаще ассоциируют чувство взрослости с финансовыми вопросами (первые самостоятельные заработки, наличие регулярных подработок, возможность пользоваться банковской картой и самостоятельно совершать какие-то покупки), нежели подростки конца 50-х-начала 60-х гг. Однако по-прежнему важными показателями взрослости являются и телесные изменения, и возможность самостоятельно определять круг общения, и ответственные решения. Таким образом, содержание понятий определяется все большим и большим количеством параметров.

Интересен прогноз в этой области: будут ли границы между детским и взрослым размываться и дальше или же нас ждет консервативный откат к нормам и представлениям, сформированным ранее? Было высказано предположение, что сегодня с детьми происходит процесс, аналогичный процессу эмансипации женщин в прошлом веке: дети становятся все более свободными и независимыми в своем поведении, что находит отражение как в массовой культуре (например, поп-звезды молодеют), так и в общественном дискурсе (обсуждение особенностей детской и недетской культуры, повышение тревожности относительно детской и подростковой сексуальности). Однако итог такого процесса предсказать сложно.

Общение со сверстниками

Далее участники рассмотрели отношения между сверстниками и обратили внимание на увеличение количества средств и сред общения: помимо непосредственного общения в одном физическом пространстве появилось общение в виртуальных средах при помощи мобильных девайсов. В связи с этим может быть поставлен ряд исследовательских вопросов, в частности, какую важную потребность детей и подростков удовлетворяют современные средства общения, учитывая, как жадно они схватываются новым поколением? Как изменяется само общение при переходе к экстенсивному формату: современные дети и подростки имеют больше возможностей для поддержания социальных связей с большим количеством друзей и знакомых, могут сохранять отношения даже с теми, с кем знакомы лишь мельком – способствует ли это формированию социального капитала и как отражается на качестве общения?

Нередко пребывание подростков в виртуальных средах, «зависание» в социальных сетях вызывает тревогу, что, разумеется, в определенных ситуациях обосновано. Однако возможность общения со сверстниками при помощи Интернета, по мнению участников дискуссии, может увеличить шансы социально неуспешных детей на эффективную социализацию.

Как меняется жизнь ребенка в школе?

В ходе обсуждения был затронут важный и популярный сегодня тренд индивидуализации образовательного процесса. Скорее всего, современные технологии помогут существенно продвинуться в этом направлении. Но сделает ли это учеников более свободными? Было высказано предположение, что технологизация и индивидуализация обучения приведут также и к усилению контроля, который к тому же будет осуществляться не отсрочено, а здесь и сейчас. Вопрос о том, как это повлияет на отношения между детьми и взрослыми, остается открытым.

Быть родителем

Тема контроля поднималась и при обсуждении родительской роли, так как современные технологии позволяют осуществлять дистанционный контроль за ребенком (начиная от видео-няни и заканчивая возможностью позвонить на сотовый телефон, получить отчет из школы об оценках и посещаемости и т.д.). Как воспринимается возможность такого контроля детьми и взрослыми? Снижает ли она тревожность или напротив только усугубляет ее?

Другой важной темой, связанной с родительством, оказалась диффузия образа родителя. Какой он – современный родитель? Одним из глобальных трендов развитых обществ является откладывание родительства, что приводит к тому, что, в частности, в нашем обществе в группу родителей попадают люди, которых могут разделять поколения. В целом можно говорить о том, что образ родителя сильно дифференцируется и по другим основаниям (например, возможны различные варианты гендерного состава семьи или особые практики формирования родительской роли у людей, обратившихся к вспомогательным репродуктивным технологиям, таким как суррогатное материнство или донорство ооцитов). Можно предположить, что процесс дифференциации родительства будет продолжаться и дальше.

Организаторы выражают искреннюю благодарность всем участникам семинара и приглашают к обсуждению исследовательских вопросов в области изучения современного детства!