• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Идеи Эдуарда Днепрова важны для современной школы, пусть даже не все из них удается реализовать

6 февраля исполняется год со дня смерти Эдуарда Днепрова — ординарного профессора ВШЭ, первого министра образования постсоветской России. Участники традиционного семинара Института образования ВШЭ, приуроченного к этой дате и проведенного в аудитории, названной именем Эдуарда Днепрова, обсуждали, какие его идеи удалось воплотить в жизнь, какие уроки проведенной им школьной реформы актуальны сегодня.

Эдуард Днепров (1936-2015) — первый и единственный избранный российский министр образования, идеолог и организатор образовательной реформы начала 1990-х годов, автор принятого в 1992 году закона РФ «Об образовании», который был признан ЮНЕСКО самым прогрессивным и демократичным законом в образовании конца XX века. Последние годы жизни Эдуард Дмитриевич работал в Вышке, был ведущим научным сотрудником Института образования, членом редколлегии журнала «Вопросы образования».

В конце 1980-х — начале 1990-х годов в Советском Союзе бурно развивалась педагогическая инициатива, по решению тогдашнего министра Геннадия Ягодина был сформирован временный научно-исследовательский коллектив (ВНИК) «Школа», который возглавил Эдуард Днепров. Считается, что идеи ВНИК «Школа», некоторые участники которого присутствовали на семинаре, оказывают существенное влияние на образовательную политику в нашей стране вплоть до сегодняшнего дня.

Идеи и институты

Одна из возможных оценок результатов деятельности Эдуарда Днепрова сводится к тому, что его идеи крайне сложно воплотить в условиях российской действительности, поэтому удалось не так много, и даже сегодня многое остается недостижимым идеалом.

В основе взглядов первого российского министра на развитие образования лежали безусловные ценности демократического общества, принципы гуманистической педагогики. Это приоритет личности ребенка, индивидуализация образовательного процесса, вариативность программ, самостоятельность школ и многое другое. Все эти идеи сложно реализовать в нынешней «классно-урочной» и «учебно-предметной» школе, считает научный руководитель Института проблем образовательной политики «Эврика» Александр Адамский. По его мнению, одна из причин неудач реформ Эдуарда Днепрова — несоответствие провозглашенных философских и педагогических принципов ведомственным способам управления и институциональной структуре российского образования (системе подготовки кадров, способам контроля, принципам финансирования и проч.). Например, вопрос о свободе учителя и сегодня остается открытым, систему образования пронизывает тотальный контроль.

Прозвучало мнение, что образовательная политика вообще не имеет отношения к развитию образования: реформаторские идеи, концепции существуют отдельно от практики, не доводятся до образовательных технологий. 

В ходе семинара прозвучало мнение, что образовательная политика вообще не имеет отношения к развитию образования: реформаторские идеи, концепции существуют отдельно от практики, не доводятся до образовательных технологий, до повышения квалификации и переподготовки учителей. В результате каждая последующая волна образовательной политики отменяет предыдущую, и если Эдуард Днепров провозглашал и внедрял вариативность в образовании, то нынешние руководители страны продвигают идею «единого учебника» (пусть даже де-юре это не подразумевает один учебник по каждому предмету, а лишь ограничивает количество учебников требованиями к их качеству). Сегодняшняя массовая школа по своей структуре, распределению ролей между учителем и учеником, приверженности строгому рациональному научному мышлению — это классическая гимназия конца XIX века, модернизированная лишь отчасти. «На Западе мы заимствуем идеи, но не способы их воплощения, а если самые лучшие идеи воплощаются негодными способами, эффекта не будет», — отметила декан факультета менеджмента в сфере образования Московской высшей школы социальных и экономических наук Елена Ленская.

Что удалось?

Эдуард Днепров опередил свое время — лучшим подтверждением тому стал разработанный им закон «Об образовании» 1992 года. Уполномоченный по правам ребенка в городе Москве Евгений Бунимович рассказал, что в 1990-е, когда он был одним из руководителей российской ассоциации учителей математики и занимался школьными обменами с французами, посол Франции поинтересовался его мнением о новом законе «Об образовании». Будучи практикующим учителем, он ответил, что никогда его не читал, предпочитая задачники и «Республику ШКИД». Но со временем, наблюдая за происходящими изменениями, он начал понимать, что закон имеет прямое отношение к его работе в школе, пусть даже далеко не все его нормы реализуемы. Позже, став депутатом Мосгордумы, Евгений Бунимович писал московский закон «Об образовании», и когда по поводу некоторых норм коллеги говорили, что такое невозможно, он ссылался на нормы федерального, «днепровского» закона — ведь там-то они были.

На Западе мы заимствуем идеи, но не способы их воплощения, а если самые лучшие идеи воплощаются негодными способами, эффекта не будет.

Многие участники семинара в своих выступлениях проиллюстрировали примерами жизнеспособность идей Эдуарда Днепрова. Ведь и в современной действительности можно обнаружить многое из того, чего в принципе не могло быть в советском образовании и что впервые в нашей стране было провозглашено участниками ВНИК «Школа». Это деидеологизация школы, без которой невозможно было представить ее дальнейшее существование. Это финансово-хозяйственная самостоятельность школ, основы которой заложил на рубеже 1980-90-х годов ныне покойный экономист и литератор Евгений Сабуров, 70-летие которого будет отмечаться 13 февраля. Это открытость российского образования мировому сообществу, пусть даже, как подчеркнула Елена Ленская, чем больше денег появлялось в российском бюджете, тем настойчивее говорили о недопущении низкопоклонства и необходимости учредить вместо Болонского процесса Рязанский процесс. Несмотря на это, российская школа включена в мировой контекст, участвует в сравнительных исследованиях качества образования.

Чем больше денег появлялось в российском бюджете, тем настойчивее говорили о недопущении низкопоклонства и необходимости учредить вместо Болонского процесса Рязанский процесс.

Идеи и ценности ВНИК «Школа» нашли отражение в новых образовательных стандартах, считает ректор Московского педагогического государственного университета, академик РАН и РАО Алексей Семенов: туда удалось заложить идеи новой педагогики, новых технологий и новые подходы к формированию содержания образования. Несколько лет назад, работая в Московском институте открытого образования, он участвовал в организации перехода начальных классов столичных школ на эти стандарты. Оказалось, что поначалу в работу готовы включиться 10 процентов учителей из 10-15 процентов школ, а затем к ним постепенно присоединялись остальные. Просто нужно повышать их квалификацию и проводить переподготовку. Эту мысль поддержала ведущая семинара, директор Института развития образования ВШЭ Ирина Абанкина, подчеркнув, что успех любых изменений в образовании, прежде всего, определяется тем, удается ли авторам реформы изменить сознание учителя.

Имени Эдуарда Днепрова

Высшая школа экономики будет продолжать популяризацию идей и трудов Эдуарда Днепрова. В память о нем для студентов и аспирантов ВШЭ учреждена именная стипендия. Как отметила Ирина Абанкина, в аспирантуру Института образования поступают студенты, которые хотят специализироваться на истории образования и планируют защищать диссертации по педагогическим наукам. В перспективе Институт образования планирует присуждать грант имени Эдуарда Днепрова на исследования по истории образования.