• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Без Теодора Шанина не было бы Инобра»

Профессора Института образования ВШЭ – в память о коллеге, наставнике и друге.

«Без Теодора Шанина не было бы Инобра»

© Высшая школа экономики

Умер Теодор Шанин. Выдающийся ученый, который построил новую для России модель высшей школы. Почетный профессор Вышки – и кавалер ордена Британской империи, крупнейший исследователь русского крестьянства – и профессор  Манчестерского университета. Уроженец Польши, узник ГУЛАГа в Сибири, доброволец, участвовавший в войне за создание Израиля, британский ученый, один из создателей новой социологической школы в постсоветской России... Кажется, этого – и многого другого – хватило бы на десяток биографий.

Главным детищем Теодора Шанина в России стала Московская высшая школа социальных и экономических наук, которую чаще всего так и называют – Шанинка.«Многое из того, что профессор Шанин привнес в российское высшее образование, стало практикой и в нашем университете: это и индивидуальный учебный план,  и рейтинги преподавателей и студентов, и включение в образовательный процесс мощного академического компонента, и безусловное уважение академической свободы», – заявил ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов в 2016 году, вручая Теодору Шанину мантию почетного профессора.

О роли старшего коллеги в своей работе и жизни рассказали профессора Института образования НИУ ВШЭ Анатолий Каспржак, Виктор Болотов и Исак Фрумин.


Теодор Шанин подарил  россиянам, в том числе и мне, возможность узнать, как выглядит современное  высшее  гуманитарное образование – после десятилетий его  забвения в стране Советов. Он был большим ученым – социологом-крестьяноведом, вокруг которого собирались лучшие умы эпохи Перестройки. Вместе с Татьяной Заславской Теодор  вернул в Россию  социологию как науку, вернул отечественному нашему научному сообществу вычеркнутые имена –  Александра Чаянова,  в первую очередь. И это всё – «большой», известный всем, «несогласный Теодор», историю жизни которого записал профессор ВШЭ Александр Архангельский.
Но был и «частный Шанин», неизвестный широкой аудитории – в чем-то непосредственный, даже во многом, наивный «большой  ребенок». Теодор многое принимал близко к сердцу. При этом свято верил, что если он хочет хорошего, то его обязательно поддержат. Это помогало ему, когда он вел переговоры с потенциальными инвесторами. Теодор  входил, даже я бы сказал – влетал  в большие кабинеты и прямо с порога, не давая собеседнику, опомниться, собраться с мыслями, начинал примерно так: «Правда ведь Вы будете счастливы выделить средства  на поддержку такой  важной для России  программы?! Давайте подумаем вместе как это лучше сделать….» И этот обезоруживающая постановка  вопроса, как правило,  ставила инвесторов в положение, когда нельзя было не помочь. То же самое происходило в переговорах с государственными структурами, правда, справедливости ради, надо сказать, что процент успеха тут был несколько ниже. Как мне видится, эта  детская наивность, основанная на вере в правоту замысла,   позволяла решать, казалось бы, нерешаемые вопросы, запускать в жизнь такие важные, нужные для российского образования проекты.
Теодор ушел, но в России осталось множество свидетельств этого периода жизни «Человека с большой буквы Ч». Это  «сомнительные» книги, лежавшие долгие годы на полках, изданные при его участии,  конкурсы,  работающие на формирование российского сообщества ученых-гуманитариев,  конечно же  Шанинка, которую он, не без гордости  называл «гуманитарным Физтехом», но главное – это люди, россиянине, которые, работая с ним, поверили в силу гуманитарного образования. Эти люди работают сегодня в  Институте образования, большой Вышке, к современному устройству которых Теодор, бесспорно, приложил и руку, и сердце.

 

 С момента дошедшей до меня вести о его кончине, я сам себе задавал вопрос: «Кем был Теодор? Как бы я охарактеризовал этого непохожего ни на кого кроме себя человека в одной фразе?». К вечеру ответ пришел. Теодор Шанин – большой Человек, который  не только в мыслях, но и в делах  был верным сыном майской французской революции 1968 года: он был реалистом, который всю жизнь требовал невозможного.

Спасибо за все Теодор.

Каспржак Анатолий Георгиевич 
профессор, директор Департамента образовательных программ

 


Теодор Шанин – выдающийся человек, ученый, организатор. Как с ученым я с ним почти не соприкасался. Но, разумеется, мы все знали его уникальную биографию. Даже его военный опыт чувствовался: в арабо-израильской войне 1947 – 49 годов он был израильским коммандо. И до конца жизни в любой рискованной ситуации он не боялся брать ответственность на себя. В любой аудитории не боялся высказывать мнение, с которым могла быть не согласна значительная часть присутствующих. Я это наблюдал не только в российской аудитории, но и в зарубежной: далеко не все в дискуссиях в Великобритании, Израиле были согласны с Теодором, так парадоксально он мыслил. Но, конечно, вызывал всеобщее уважение.  

Вплотную мы стали работать, когда он создавал Шанинку. Вот тут я поразился его работоспособности, его умению увидеть целое, не застревать в деталях, энергичности, умению сплачивать команду. Шанинка, те люди, которые руководят ею сегодня – это по-прежнему команда Теодора. Он продолжал участвовать в этой работе до последнего. Месяц назад в Москве он обсуждал с коллегами и учениками текущую ситуацию в МВШСЭН и что нужно делать в ближайшее время. Высшая школа России и российская наука понесли серьезную потерю.

Болотов Виктор Александрович
Научный руководитель Центра психометрики и измерений в образовании, ординарный профессор ВШЭ


Теодор Шанин был для меня не только коллегой, но и наставником. А если говорить о роли, которую он сыграл для всех нас, то без Теодора Шанина не было бы Института образования в Вышке.

Именно Теодор в начале двухтысячных предложил Анатолию Каспржаку и мне сделать в Шанинке магистерскую программу по подготовке управленцев для образования. И именно с этой программы начиналось наше понимание того, что образованию нужны люди с новыми компетенциями, с современным глобальным видением, что образованию нужны исследователи. Он патронировал издание первой серии из лучших международных книг по образованию под названием «Мировой бестселлер в образовании» и сам написал предисловия к нескольким из них. И, конечно, сам пример Шанинки как современного, небывалого для России университета стал стимулом для инноваций во всей российской экосистеме образования.

Фрумин Исак Давидович
Научный руководитель Института образования

 Честно говоря, Теодор мне всегда казался скалой – очень крепкой, вечной. К сожалению, оказалось, что это не так. Но ему удалось прожить так много жизней и сделать так много, что он точно останется не только в нашей памяти. Он останется в судьбе и делах каждого из нас.

Скорбим.

Удивительная история жизни Теодора Шанина, рассказанная им самим, легла в основу документального фильма Александра Архангельского «Несогласный Теодор».