• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Образование – это часть культуры»

Ведущий эксперт Центра социально-экономического развития школы Сергей Измаилович Заир-Бек занимается в Институте образования ВШЭ вопросами региональной исследовательской политики. Помимо научной деятельности Сергей Измаилович преподает на двух магистерских программах Института: «Управление образованием» и «Доказательная образовательная политика».

- Сергей Измаилович, расскажите о различиях в преподавании студентам двух магистерских программ.

- На этих магистерских программах очень разный контингент. На программе «Управление образованием» учатся люди с большим опытом работы в школах, муниципальные и региональные управленцы, получающие, по большей части, второе высшее образование. Это люди чаще всего среднего возраста, имеющие большой практический опыт. На программе «Доказательная образовательная политика», наоборот, учатся люди, которые приходят после бакалавриата и не имеют никакого практического опыта, или этот опыт невелик. Для многих из них образование – это некая идеальная конструкция, связанная, с одной стороны, с воспоминаниями, а с другой – с тем, как они хотели бы, чтобы это образование выглядело.

Программы очень отличаются. Первая программа касается управления качеством образования: как с помощью разных объективных данных, исследований можно управлять качеством образования на разных уровнях (школы, института, учреждений дополнительного образования и муниципальных органов управления). Это «старшие». А молодежь приходит на мой курс, когда только начинает учиться в магистратуре. Они пока ещё знают очень немного об образовании. Некоторые думают, что знают всё, но это пока что не так, и мы начинаем с ними с простых вещей. Пытаемся понять, как вообще можно проводить исследования в сфере образования: что подлежит исследованию, какие вопросы могут быть интересны и почему, кто этим уже занимался и как именно. Это такой начальный курс, который длится полсеместра. А потом у нас начинается курс «Теория и механизмы государственного и муниципального управления», где мы смотрим на то, как вообще устроено управление образованием и как можно с помощью разных данных оценить его эффективность и выстроить стратегию.

- Почему магистерская программа называется «Доказательная образовательная политика»? Что это значит?

- Хороший вопрос. Я обычно стараюсь задать его и своим магистрам. Прежде всего, потому, что мы стараемся понять, как выстраивать образовательную политику на разных уровнях с помощью обоснованных данных и обоснованных аргументов, базируясь на твёрдых исследовательских либо практико-ориентированных основаниях. У нас очень широкий спектр «экспертов» образования, но чаще всего эти «эксперты» формулируют выводы и рекомендации на основе своего личного мнения, а почему именно так или иначе, даже не задумываются. Если пытаешься им говорить, что так в мире не происходит, например, что от повышения заработной платы учителя качество образования лучше не станет, для многих это остаётся непонятным. Нам очень важно доказательно выстраивать аргументы в области образовательной политики. Поэтому так курс и называется.

- Каким образом связаны исследования и изучение аналитических данных с усовершенствованием самой системы образования? Будут ли выпускники «Доказательной образовательной политики» применять полученные знания на практике?

- Треки, по которым двигаются студенты, могут быть разными. Часть ребят, которые приходят на эту программу, хотят делать реальные проекты, у них в воображении иногда уже есть свои стартапы. И они приходят на эту программу, чтобы понять, как ориентироваться в сфере образования, чтобы их стартап был успешен. А для этого нужно уметь работать с разными категориями людей: с учениками, родителями, учителями, управленцами… С каждым своими подходы, для каждого нужно уметь что-то обосновать. И здесь им очень важно понимать, какие методы для этого существуют, какие есть закономерности поведения и управления. У них практическая задача. Это одна стратегия.

У других трек академический. Им хочется исследовать, как устроено образование и как сделать его лучше, поэтому для них этот курс связан с объединением объективных, реальных данных и реальной образовательной практики с теоретическими конструкциями. Это очень сложная задача. Часто к осознанию взаимосвязи между теорией и практикой люди, обучающиеся на программе, приходят через год-полтора, иногда даже два. Я нередко вижу, что люди исследуют какие-то теоретические конструкции, а когда пытаешься им говорить: «Как это в реальности будет выглядеть? Какой выход будет от этого для системы образования?» – они не могут это сформулировать. Но если то, чем мы здесь занимаемся, не имеет выхода на конкретную работу, связанную с людьми, это не имеет никакого смысла. Мы не в атомах копаемся. Перед нами живые люди с их сложным поведением, сложной мотивацией, со своими представлениями и ценностями. Нам нужно со всем этим разбираться и делать так, чтобы образование было лучше.

- Получается, что в какой-то мере вы занимаетесь изучением психологии?

- Да, в том числе и психологии. Вообще то, чем мы занимаемся, это не столько классическая наука, сколько прикладная область на стыке многих наук. Это, конечно же, психология, без нее просто никуда. Это, естественно, философия. Экономика – «третий кит», если говорить о классических направлениях. Как инструмент используется математика. Когда некоторым людям, которые приходят учиться к нам на «Доказательную образовательную политику», говорят, что они должны уметь работать с цифрами, те просто пугаются этого. А математика – один из основных языков исследователя: мы, по крайней мере, его обязательно используем. Дальше всё уже зависит от того, чем занимается конкретный исследователь. Это может быть и лингвистика, и информатика, и менеджмент – очень много разных направлений. Но всё вместе это такая прикладная область, в которой соединяются и методы разных наук, и достаточно важный практический выход на область, связанную с общественными отношениями.

- Основное внимание в курсе «Теория и механизмы государственного и муниципального управления» уделяется изучению контекста и истории. Почему они важны для того, чтобы совершенствовать современную систему образования?

- История вообще важна. Она фиксирует динамику культурной нормы. Образование – это часть культуры, оно не рассматривается отдельно. Само по себе образование является процессом передачи и усвоения культурной нормы, с одной стороны, а с другой стороны, это создание новой культурной нормы. Если ты не понимаешь, что было перед тобой и с чем приходится иметь дело сейчас, практически невозможно понять все культурные контексты, в которых находится образование. В этом плане вообще вся сила Института образования заключается в том, что мы всё время погружаем все образовательные процессы и показатели в контекст. И видим, что контекст чрезвычайно сильно влияет на векторы развития образования и на причинно-следственные связи, происходящие внутри системы. Эти две составляющие – контекст и история – являются для нас определяющими.

- Расскажите, что для Вас проще и интереснее: работать с опытными людьми или с людьми, которые только пришли после бакалавриата?

- У меня нет однозначного ответа, с кем легче или с кем труднее. Когда я только начинал работать, у меня был достаточно большой опыт работы и учителем в школе, и преподавателем в университете, и в органах власти (Министерстве образования). Но, тем не менее, всегда волнуешься, когда выступаешь и работаешь с опытной аудиторией. Каким бы ты сам ни был опытным, люди, которые приходят, имеют опыта не меньше, чем ты. Твоя задача – вытащить их опыт и, систематизируя его, направить на усвоение того, что им будет полезно и с чем они смогут дальше реально работать. Здесь ответственность заключается в том, чтобы быть очень чётко ориентированным на их нужды. Студентам некогда просто сидеть и слушать абы что, они и так умеют работать с информацией, они и без меня с этим справятся. Моя задача – погрузить их в решение конкретных практических задач и нужд. Сложность в этом.

Что касается молодых людей, мне очень нравится с ними работать: они пытливы и открыты чаще всего. Конечно, стереотипы у них всё равно есть.. Отсутствие знания у молодёжи компенсируется большей мотивацией для его получения. Но это не значит, что с молодыми людьми работать легче. Иногда требуется очень большое усилие, чтобы поддерживать интерес, сохранять его на достаточно высоком уровне и соответствовать ожиданиям. Потому что ожидания у молодых выше, чем у опытных. Как мотивация более высокая, так и ожидания выше. И разочарования тоже бывают больше, чем у людей опытных.

- Какими, на Ваш взгляд, качествами должен обладать идеальный студент образовательной магистерской программы «Доказательная образовательная политика»?

- Если говорить об этой магистерской программе, то студент может много не знать, у него может не хватать начитанности, к этому мы даже привыкли. Это не страшно, потому что знание всегда приращивается, если им заниматься. Для меня важны две вещи. Первое: человек должен быть мотивирован к исследованиям. А мотивация к исследованию – это мотивация к системной и кропотливой работе, к чтению, работе с математикой, различного рода сравнениям и так далее. Второе по важности – это восприимчивость. Тяжело работать с людьми, которые не отзывчивы: когда ты задаёшь какой-то стимул, но в ответ не получаешь соответствующей реакции. Таким образом, хороший студент мотивирован и отзывчив. Кроме того, у него хорошая динамика. Он может быть на низком старте, отставать, но при хорошей динамике опередить тех, кто был изначально выше его по уровню. Динамика, готовность и стремление прогрессировать определяют многое. У нас таких мотивированных магистрантов много. Если пройти по кабинетам Института образования, можно увидеть, что многие из них работают в исследовательских центрах. Я смотрю на второй курс, кто они сейчас и что они делают – и это небо и земля по сравнению с тем, что было в самом начале, когда они пришли. С ними можно беседовать на равных, а у кого-то – чему-то научиться.

 

Автор: Александра Захарова, студентка 1 курса факультета гуманитарных наук НИУ ВШЭ.


***** 


До 30 мая - предварительная оценка портфолио онлайн для поступающих в магистратуру Института образования ВШЭ.

Очные магистерские программы для будущих исследователей, аналитиков, разработчиков.
Очно-заочные программы для учителей и директоров школ, специалистов органов управления образованием, руководителей и экспертов-аналитиков высшего образования.

Прием документов в аспирантскую школу 
 по образованию - до 22 мая 2017 г. (первая волна).