• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Мы неплохо детей социализируем, но плохо умеем их развивать»

Самые яркие цитаты семинара «Как определить уровень глобальной конкурентоспособности образования? Анализ по уровням образования».


Дошкольное образование

Ирина Абанкина, директор Института развития образования НИУ ВШЭ:

Страны понимают, что есть разные возможности оценивания качества, связанные с оценкой  условий, доступности, материально-предметной среды. При этом многие подчеркивают, что сравнивать детей между собой недопустимо – важно проследить траекторию развития каждого ребенка по отношению к самому себе. Хотелось бы подчеркнуть, что во ФГОС дошкольного образования речь идет о целевых ориентирах. Никто не предполагает сравнивать Машу с Петей, но предполагает увидеть позитивную динамику развития отдельного ребенка в приобретении тех навыков, которые сегодня становятся востребованными с самого раннего развития.

Самыми распространенными здесь являются индикаторы охвата дошкольным образованием. Иногда выделяют специальный возраст, который еще не относится к школе, но уже связан с образовательными программами, а не только с присмотром и уходом. Соотношение численности воспитанников, приходящихся на одного педагогического работника, соотношение расходов.

Для нас важно такое определение, потому что внедрение ФГОС показало, что мы из года в год сокращаем занятия с детьми. Потому что у нас задачи мониторинга  за развитием, корректировки образовательных программ начинают включаться в рабочее время, а изменений в рабочем времени мы не сделали. Для нас это весьма серьезный вызов: или нам нужно всерьез менять нормирование труда и больше времени уделять занятиям, или мы рискуем подменить дошкольное образование услугами присмотра и ухода.

Ярослав Кузьминов, ректор НИУ ВШЭ:

Мы не очень конкурентоспособны в младшем детском саду и теряем конкурентоспособность по отношению к другим странам и реальному спросу родителей по мере движения к школе. Мы неплохо детей социализируем, но плохо умеем их развивать. Это мы отдали системе дополнительного образования. А дополнительное образование детей – это девайс для тех, кто очень активен и имеет деньги. Если ты не очень активен и денег не имеешь, то с большой вероятностью твой ребенок проиграет конкуренцию за свое будущее, потому что как национальную задачу страна это не видит.

Общее образование

Сергей Косарецкий, директор Центра социально-экономического развития школы Института образования НИУ ВШЭ:

ОЭСР обращает наше внимание на то, что под качеством образования нам следует понимать не только знания по математике, в области наук, но и умение жить с другими людьми. И предлагают концепцию глобальной компетентности, которую планируют оценивать в 2018 году в рамках PISA. Поэтому нам следует ориентироваться на этот грядущий параметр оценки, а это вне фокуса нашей образовательной политики. Я бы даже сказал, что мы двигаемся в некотором контртренде.

Глобальные компетенции будут оценивать как в рамках когнитивных тестов, так и в рамках опроса учеников. Но с другой стороны, у нас есть хорошие заделы: в Институте образования есть проект, который ведется совместно с ОЭСР и Сбербанком, по ключевым компетенциям и новой грамотности. Есть некий потенциал, чтобы эти разработки позволили в целом обеспечить конкурентоспособность в тех областях, которые сегодня являются наиболее перспективными для соотнесения стран.

Среднее профессиональное образование

Федор Дудырев, директор Центра исследования среднего профессионального образования Института образования НИУ ВШЭ:

Евросоюз принял масштабную программу, которая ориентирована на использование системы СПО в качестве школы «второго шанса». Те люди, которые слетают со школьного трека и оказываются вне системы школьного образования, обделяют себя с точки зрения набора общих компетенций. В отношении них растет уровень маргинализации, и для того, чтобы как-то удержать их в системе образования и сделать конкурентоспособными, мы используем средства СПО как инструменты социальной инклюзии. Дальше говорят, что борются с безработицей, вкладывая в систему СПО, которая работает точечно с этими группами людей. И школьники, дошедшие до уровня upper-secondary, становятся более мобильными, обладают лучшим образовательным бэкграундом. Это и есть прививка от будущей безработицы и средство обеспечения их последующей социализации и профессионализации. Этот ход довольно фундированный и обоснованный. По аналогии он может быть применён у нас.

Есть еще второй ход – прикладной бакалавриат. Он был реализован в Финляндии 20 лет назад, когда политехникумы были выведены в уровень высшего образования и придали программам длинного СПО уровень высшей школы. Это соотносимо с показателями отдачи СПО и может рассматриваться как эффективный инструмент.

Высшее образование

Дарья Платонова, руководитель ПУЛ «Развитие университетов» Института образования НИУ ВШЭ:

В целом конкурентоспособная система высшего образования базируется на сильной системе школьного образования, и все неудачи последнего зачастую отражаются на системе высшего образования. Нельзя забывать и про связь с СПО. В разных странах, как и в России, есть тенденция к укрупнению университетов, к вливанию школьных и профессиональных программ в функционал университетов. Сейчас в четверти университетов Росси есть школьные и профессиональные программы.

Очевидные критерии, показывающие глобальную конкурентоспособность, – это представленность международных конференций, возможность привлекать вузами ведущих мировых исследователей, цитируемость публикаций в узких областях и предметах.

Что касается глобального престижа для широкой группы стейкхолдеров – родителей и студентов – он измеряется очень просто: студенты из других стран готовы выбирать российские вузы и платить за это образование. Платежеспособность очень важна, так как сейчас в России довольно большое количество иностранных студентов – почти 300 000 человек. Например, в Австралии те же цифры, но они зарабатывают в 18 раз больше на иностранных студентах.

Марк Агранович, руководитель Центра мониторинга и статистики образования ФГАУ «ФИРО»:

Каждый рейтинг имеет своего адресата. Кто является адресатом международного рейтинга вузов? Я думаю, что это грантодатели, те, кто дает вузу деньги. Поэтому там фигурируют исследования, нобелевские лауреаты, а меньше всего там фигурирует образование. Поэтому к рейтингам стоит относиться аккуратно.

Непрерывное образование

Илья Коршунов, руководитель группы непрерывного образования взрослых Института образования НИУ ВШЭ:

Наблюдается значимая зависимость между уровнем участия в непрерывном образовании и уровнем конкурентоспособности национальной экономики. Наиболее высокие показатели участия населения в формальном и неформальном образовании демонстрируют страны с высоким значением ВВП на душу населения: Швейцария, Люксембург, скандинавские страны. Россия находится на уровне отсталых стран. Эта зависимость справедлива и для российских регионов и для отраслей.

Показатель экспорта дополнительного профессионального образования – это еще один важный критерий конкурентоспособности этого уровня образования. Здесь покупается целый конструкт, который включает в себя взаимоотношения университета, образовательного центра, компании, которая будет использовать российскую технологию за рубежом. 

В России не запущена система признания квалификаций, в том числе микростепеней, которые получены в результате обучения по модульным программам на рабочем месте или в результате самообразования – не запущен финансовый механизм стимулирования обновления квалификаций, бюджетные сертификаты, которые запускают массовый рынок ДПО.


Видео семинара на YouTube-канале Института образования.