• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Реальная конкуренция в дошкольном образовании ещё не сложилась

В России продолжает активно развиваться частный сектор в дошкольном образовании, но о реальной конкуренции частного и государственного (муниципального) секторов говорить все еще рано. Пока эта конкуренция не носит рыночный характер и не сказывается на качестве услуг. К такому выводу пришли Ирина Абанкина и Людмила Филатова из Института развития образования Инобра ВШЭ. Результаты их исследования «Доступность школьного образования» опубликованы в третьем выпуске журнала «Вопросы образования».

В исследовании, которое базируется на результатах масштабного мониторинга экономики образования (проводилось в 2016 году НИУ ВШЭ совместно с Аналитическим центром Юрия Левады по заказу Минобра РФ), отмечено, в частности, что «нехватка мест в [муниципальных и государственных] детских садах до крайности обострила ситуацию и спровоцировала негативные настроения» в обществе. В крупных городах большинство дошкольных образовательных учреждений работает с перегрузкой. Рост показателей доступности этого вида образования в России (с 92,7% до 98,9% за три года для возрастной группы 3 – 7 лет) дается достаточно дорогой ценой, тем, что названо в статье «весьма сомнительными мерами»: максимальным уплотнением групп детских садов и ростом нагрузки на воспитателей, педагогов и персонал. Ученые выявили и другие системные проблемы госсектора в дошкольном образовании: среди них, в частности, устарелость норм проектирования детских садов, которая сказывается в инфраструктурных проблемах. В частности, при них не предусмотрены парковки, места высадки детей из автомобилей, организация трафика в целом.

Активный рост частного сектора в этой сфере, отчасти вызванный смягчением норм законодательства и СанПиНов, призван решить проблему с доступностью дошкольного образования. Однако, как отмечено в статье, «руководители муниципальных учреждений, по их собственным словам, пока не чувствуют конкуренции со стороны негосударственного сектора. Это означает, что конкуренция как механизм повышения качества и привлекательности в дошкольном образовании не работает».

Основной проблемой, связанной с «неправильной» конкуренцией государственного и частного секторов, в исследовании названа слишком высокая разница в стоимости услуг, не связанная с их качеством. Размер финансового бремени, которое ложится на семьи, связан, скорее, с принципиально разными условиями функционирования образовательных организаций, высокой стоимостью аренды для «частников» и неравным доступом к бюджетным ресурсам (что, в свою очередь, можно связать с нюансами политики господдержки этой сферы бизнеса).

«Мы не можем сказать, что разрыв в стоимости дошкольного образования для разных семей растет, – отмечает Ирина Абанкина. – Скорее, он уменьшается: сегодня расходы родителей в частном секторе выше в среднем в 4,6 раз, тогда как в 2014 году была зафиксирована разница в 7 раз. Это связано с постепенным ростом расценок госсектора и небольшим снижением цен в коммерческом сегменте. Тем не менее, пока такой значительный разрыв остается, он не может считаться нормальным, если он не связан с тем, что в частном секторе качество услуг в разы выше. А это не так. В конечном счете, это тоже форма образовательного неравенства, тем более, отсутствие равных стартовых возможностей на этом этапе приводит к значительной «неоднородности» детей, поступающих в первых класс – речь идет и о психологической, социальной, культурной готовности к школе».

Авторы исследования приходят к выводу, что «перед бюджетным сектором в дошкольном образовании стоит задача увязать финансирование с доступностью услуг, с качеством образования, присмотра и ухода за детьми, то есть перейти от финансирования затрат к финансированию результатов». Они считают, что ситуация со стоимостью дошкольного образования в целом должна быть предметом постоянного мониторинга, потому что некоторые тенденции можно назвать тревожными. Например, рост родительской платы темпами, опережающими инфляцию, обнаруживается в малых городах, поселках и селах – то есть в населенных пунктах с наименьшей платёжеспособностью населения.