• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Анастасия Капуза: «Дошла до Вышки»

«Лучший преподаватель 2019» – о том, почему у нее на парах все болтают и даже чуть не подрались, что такое психометрика и как ей помогут мемасики в Youtube

Анастасия Капуза: «Дошла до Вышки»

©фото из личного архива А.Капузы

Вообще первый год преподавала, понятия не имела, кто, кого и как выбирает. Сижу дома, а мой студент пишет: поздравляю с  лучшим преподавателем, курс и правда был крутым! Я: да вы что, серьезно?!  И полезла на сайт Вышки: о, я – «Лучший преподаватель», круто!

Капуза Анастасия Васильевна
Преподаватель НИУ ВШЭ, младший научный сотрудник Международной лаборатории анализа образовательной политики

 Вот – вкратце – история триумфа Анастасии Капузы, одной из самых харизматичных молодых исследовательниц и педагогов Института образования.

В Инобре Настя закончила программу «Измерения в психологии и образовании», выпускники которой занимаются психометрикой – наукой о том, как доказательно измерять знания и навыки. Именно Инобр ВШЭ стал «штабом» российских измерителей и одной из авторитетных мировых школ в этой области. Одно из главных прикладных направлений психометрики в образовании – всё, что связано с разными видами тестирования в школе. По иронии судьбы, когда только ввели ЕГЭ, Настя едва не завалила этот «главный тест» – как раз выпускалась из школы. Сегодня она рассказывает о том, как это было, что за этим последовало и как вчерашняя «девочка с окраины Рязани» пришла в авангард науки.



Из отличниц в раздолбаи

Я была примерной девочкой-отличницей в начальной школе, но классу к шестому мое рвение поутихло. Обычная школа, многим учителям  не до мотивации учеников. Вообще, сначала я быстро всё решала. За десять минут сделаешь то, что все делают весь урок, а потом сидишь. И чего? Тебя не похвалили, не поставили нормальную оценку, не дали дополнительные задания. Зачем тогда всё это делать? Сидели и болтали на задних партах. На английском даже тетрадку по классу пускали с офлайн-чатиком. Позже, когда поступила на первый курс института, получила пятерку по высшей математике. А теперь – да, мучаю формулами студентов, некоторые меня за это, наверное, ненавидят. Впрочем, от ненависти до любви один шаг :)

Когда оканчивала школу – первый год ввели ЕГЭ, и я не очень хорошо его сдала, потому что много раздолбайничала. Только в феврале или марте нам сказали, что ЕГЭ все-таки будет, но пообещали не ставить двойки – мол, ладно, мы над вами сжалимся. Я ужасно решила задания по алгебре, но мне поставили тройку. По биологии – «хорошо», по русскому получила «отлично», а математика, тогда казалось, мне не нужна.

Хотела стать психологом, а в Рязани только два вуза, где серьезно к этому готовили, и так я поступила в Академию ФСИН. Почему психологом – не знаю. Когда человеку задаешь такие вопросы, он выдумывает – почему выбрал ту или иную профессию. Я даже задним числом выдумать не могу. Наверное, думала, что вот, закончу, буду людям помогать... Но мне точно не хотелось работать школьным психологом. Тогда казалось, что на них очень много давления со стороны учителей, родителей, администрации и, в целом, общества. Да еще и за смешную зарплату, невнятные требования, и непонятно, как в этом направлении развиваться. Все уверены, что психолог в школе должен с первого взгляда видеть все проблемы, всех мирить и всё знать. Сейчас я рада, что у нас в институте мои коллеги помогают делать материалы для школьных психологов.

Три с половиной года общего режима

Если у тебя гуманистическая мотивация – всем помочь, всех спасти, – то работа в исправительных учреждениях – самый интересный вариант. Тут такая благодатная почва. Не случайно защитники прав человека развивают активную деятельность в тюрьмах – там эти права активнее всего нарушают.

Когда была на третьем курсе, служба исполнения наказаний кинула клич: «У нас гуманизация – увеличиваем количество психологов». То есть гуманизация была, а вот денег  на нее особо не было, набирать дополнительно офицеров – дорого, и в итоге предложили студентам. Три человека подняли руки – двоих отобрали, перевели на заочку, и три с половиной года я проработала в исправительной колонии общего режима.

Там я научилась работать и не быть диким интровертом. Даже сказать «Остановите на следующей»  для меня было катастрофой. А теперь пришлось вести группы, и я втянулась в такую работу... У тебя есть аутлайн: грамотно всех свести, позадавать вопросы, заставить всех говорить и задавать друг другу вопросы и так далее. Где-то во мне это, видимо, было заложено и в итоге проявилось.

В 2013 году Анастасию выбрали лучшим психологом службы исполнения наказаний Рязанской области.

Тяжело ли в этой системе?.. Да, потому что я чувствительно отношусь к несправедливости. Много раз было обидно, страшно за людей и вообще страшно, что такое существует вокруг. Я даже не столько про преступления, о которых мы читали в делах. Я про хаос и беспросвет, про то, как люди живут, общаются... И потом, я видела, что, сколько бы ты ни вкладывал – всё равно человек выйдет, и то, что вокруг, его сломает. Потому что у нас нет действующих институтов реабилитации. Никто не поможет найти работу, не предложит сопровождение, лечение. Если был там, то ты сразу человек, потерянный для общества.

До сих пор слежу за делами неравнодушных активистов, например, фонда «Русь сидящая», но для себя не нашла ответа – как могу помочь этим людям на воле. Наверное, это была одна из причин, по которой ушла. Точно знаю – это был полезный опыт, за которым благодарна всем, с кем работала. У меня были классные наставники, и когда я сказала, что решила поступить в магистратуру, все меня поддержали – понимали, что внутри системы сложно расти. А мне этого хотелось.



Теты, синус, косинус и вау!

На программу измерений в Институт образования попала случайно. Подруга все время говорила: чего ты там сидишь, приезжай в Москву, поступай в Вышку! Я открыла программы по психологии, увидела измерения и подумала – о, прикольно, математика, вот чего мне в свое время в образовании не хватило!

За месяц смогла дотянуть английский ровно до нижней границы для сдачи теста, поступила, а потом начались занятия – и я вообще не понимала, что происходит вокруг, и это продолжалась полгода. Потом началась психометрика, и это был вообще швах. Какие-то теты. Еще что-то. Синус, косинус. Ты сидишь… Я просто от природы трудолюбивый человек, скажут – делай, и я делаю. Я училась, и, наконец, начала что-то понимать. В середине первого курса пошла работать в нашу международную лабораторию, там стало сложнее, но что-то начало вырисовываться. Не могу сказать, что было какое-то озарение «Супер, круто!», но вот когда меня отправили как стажера лаборатории брать интервью в школы, я поняла, что это прикольно и здорово. Посмотрела на реальную жизнь взглядом «человека науки».

Своим студентам это объясняла вчера. У них только вторая тема, но уже слышу: «Нам так тяжело, мы ничего не понимаем». Я говорю: по-другому не бывает, просто наступает момент, когда ты понимаешь, что к чему, и тебе становится легче – не «вау!», но легче.



Шкала престолов и сырые баллы

Youtube-канал MeasurMen появился так: на втором курсе аспирантуры я стажировалась в Финляндии. 

Было до фига работы, но все равно смотрела много своего любимого научпопа, такая своеобразная тоска по родине. И в какой-то момент меня прям накрыло. Есть несколько любимых тем, на которые могу долго распинаться, и я подумала: почему бы говорить об этом на youtube -канале? Я даже написала какие-то черновики, но когда вернулась из Финляндии, долго не находила на это времени. Но тут Вышка объявила конкурс научно-популярных подкастов и каналов.

Капуза Анастасия Васильевна
Преподаватель НИУ ВШЭ, младший научный сотрудник Международной лаборатории анализа образовательной политики

Написала Кате Брагинец, Роме Звягинцеву –  собралась целая команда. Вспомнили, что Денис Федерякин тоже хотел, потом появилась Ксюша Вергелес... Нашим оператором стал Вова Круглов с первого курса. Сняли конкурсное видео, отправили, ничего не получили, но уже решили,  что всё равно будем снимать дальше. В итоге мой opusmagnum про «связь, а не влияние» на конкурсе портала Антропогенез.РУ каким-то чудесным образом прошел в финал и получил приз зрительских симпатий.

Названия видео – «Шкала престолов», «Как приготовить сырые баллы», «Кто подставил среднее значение» и т.д. – рождаются спонтанно, когда срочно нужно заливать ролик. На видео кажется, что мы стоим с  постными лицами, но за кадром очень много чего смешного остается. Сейчас мы все ждем, когда технически будем готовы записывать более живые диалоги и реакции. А пока Вова нам обещает смонтировать рождественский выпуск бекстейдж-фейлов.

Да, я хочу увлечь всех, кто смотрит наш канал, психометрикой, но вообще научпоп – не про это. Уверена –  90% его зрителей роликов, например, Дмитрия Побединского не собираются связывать свою жизнь с физикой.  Другое дело, что сейчас в обществе есть серьезный запрос на понимание научной картины мира. Это круто и здорово – посмотреть видео про гравитацию, когда тебе ее объясняют в уважительном тоне и на одном с тобой языке, а не как часто в школе: я расскажу, как есть, а есть вот так и ничего не спрашивайте.

Есть еще один паблик, который люблю нежной любовью, это «Когнитивный патимейкер». Там вышкинские психологи постят мемчики. Это сообщество людей, которые понимают одни и те же шутки, у них одни и те же ценности и всё такое. Было бы здорово, если вокруг нашего канала соберется такой круг. Знаю, что одна коллега показывала на лекциях наши видосы (спасибо ей!), потому что – действительно: зачем десять раз повторять одно и то же, вроде «типов шкал».



Пришел отдыхать? Лучше поспи дома!

Если взять всю мою работу, то от ее части я испытываю кайф, про другую часть понимаю, что это приведет меня к чему-то важному. Нет, я не считаю, что исследования – это рутина, наоборот, мне нравится, когда есть большая база и мне надо ее перепроверять, чистить. Вполне могу такой работой наслаждаться. Даже если кому-то это кажется скучным, это нормально – делать работу, которая развивает, какую-то часть мозга. Например, ты ходишь в спортзал, чтобы прокачать руки. Но в наше время не надо же душить мамонта – такие нагрузки практической цели не имеют. Это ни к чему не приводит – просто телу приятно.

Сама по себе психометрика дает мне, может быть, какое-то критическое осмысление действительности. Например того, что вижу в новостях. Когда ФОМ, ВЦИОМ или еще кто-то сообщают, что столько-то процентов что-то делают, мне бывает достаточно моего образования, чтобы понять, что не все так просто и где там собака порылась. И, в принципе, мне сложно отделить психометрику от института в целом, от той культуры исследований, которая здесь поддерживается.

Преподавание в какой-то момент стало завлекать меня даже больше, чем исследования, хотя я приняла курс внезапно, до этого была ассистентом Андрея Захарова – моего руководителя и заведующего лабораторией анализа образовательной политики. Магистратура – особый кейс для преподавателя – маленькие группы, где можно разговаривать с людьми, все с очень разным бэкграундом. В группе всегда есть люди, которым по кайфу, потому что у них все получается, а есть люди, которые сидят и ничего не понимают. Чтобы примерно понять это соотношение, в начале курса прошу студентов заполнять анонимные формы после занятий: насколько им тяжело/легко, быстро/медленно.  Стараюсь комментарии критически осмысливать и учитывать, потому что, мне кажется, обратная связь важна для всех участников. Ну и еще в Вышке есть студенческая оценка преподавания.

Мой «любимый» отзыв за прошлый год из двух слов: «Просто отвратительно». Расстраиваюсь из-за таких, конечно.  Но  в том же ряду были другие – хорошие, развернутые, с добрыми словами, за которые очень благодарна своим студентам. Другое дело, что они никак в твоем развитии тебя не подтолкнут, хотя покажут, правильно ли ты движешься. «Просто отвратительно» тоже не подтолкнет, но заставит задуматься, по крайней мере.

У меня часто болтают на парах. Один раз мы шутили, что студенты чуть не подрались – такая дискуссия была. Вообще, сначала пугаю их немного: они привыкли, что лекция – это когда ты приходишь и тебе рассказывают, а я пришла и сама начала спрашивать. В этом году делаю перевернутый класс, когда преподаватель выступает скорее в роли эксперта. Студенты задают мне вопросы о том, что уже прочитали. А приходить на лекцию «с нуля» и сквозь сон слушать преподавателя, который вещает, как радио – это трата времени. Зачем? Я ни на одном курсе не отмечаю посещения, пожалуйста, хочешь – не появляйся, присылай мне домашки, если у тебя всё ок. Но лучше приходи. Мы будем обсуждать, отвечать на вопросы друг друга, потому что площадка для дискуссии должна быть.

А что касается награды... Меня это мотивирует быть круче, я сразу подумала: это что же, новый курс  в сентябре придет, сядет и будет на меня смотреть: ну, давай, развлекай меня, «Лучший преподаватель»?.. Приходится быть улучшенной версией себя, чтобы оправдывать их ожидания.