• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Меню

Институт образования

Содействовать доказательному улучшению сферы образования и человеческого развития

Внешкольное образование теряет приставку «Вне—»: хорошо это или плохо – обсудили на вторничном семинаре Инобра

30 лет назад распался Советский Союз. К этой дате исследователи из Центра общего и дополнительного образования имени Пинского приурочили первые результаты своего большого проекта. Он посвящен внешкольному образованию в странах бывшего СССР. Его изучают в самых разных аспектах, по итогам этой работы появится целая книжная серия. На вторничном семинаре обсудили исследование инфраструктуры внешкольного образования.

Внешкольное образование теряет приставку «Вне—»: хорошо это или плохо – обсудили на вторничном семинаре Инобра

Советское значит лучшее?

Несмотря на иронию, которая обычно звучит сейчас в этой фразе, эксперты склонны признать советскую систему внешкольной работы одной из лучших в мире на тот момент. Кружки, секции, музыкальные и художественные школы – всё это было, как минимум, массово доступным и хорошо развитым. Правда, в таком виде система сложилась только в последние десятилетия. Изначально она строилась, в частности, по довольно людоедским установкам Крупской «изъять ребенка из семьи, чтобы воспитать нового человека». Но постепенно творческие люди сделали систему более гуманной, а к 1980-м и идеологическая составляющая стала умеренной.


В исследовании «одна точка А и 15 точек Б» – в поле зрения попали все постсоветские государства, в которых уже очень разная картина допобразования. Измеряли ее при содействии более 60 экспертов из разных стран, на основе интервью, публикаций, национальной и ведомственной статистики – последнюю часто удавалось раздобыть «только благодаря улыбкам и хорошим отношениям».


«Пандемия показала любопытный контекст. Мы часто говорим об «эффекте колеи» для постсоветских стран, обычно в негативном ключе. Но в условиях кризиса именно колея помогла системам разных стран выжить в первый локдаун, оказалась защитным пространством – не колея, а окоп».

Иванов Иван Юрьевич
Центр общего и дополнительного образования имени А.А. Пинского: Аналитик


В лидерах Казахстан

Авторы не ставили целью ранжировать национальные системы с позиции «лучше – хуже», но без системы индексов сравнительное исследование было бы невозможно. Чтобы оценить развитость и качество сектора допобразования, они предложили индекс, состоящий из четырех групп параметров.

По ним можно судить, что охват «внешколкой» существенно упал: в СССР в 1989 году он составлял около 90%, для постсоветских стран в среднем – 50%. Разброс – от 90% в Беларуси до 10% в Узбекистане. В России охват составляет 70%.

Очень разнообразна картина по развитости частного сектора. Есть страны, где он преобладает – в основном балтийские. В лидерах Эстония, где доля частного сектора 80%. Россия с «критически низким» показателем 2% – на последнем месте.

По охвату и доступности лидирует Казахстан (98), аутсайдер – Узбекистан с 25 баллами. Россия на четвертой строчке с показателем 72 балла. Зато наша страна – в числе четырех с высокой инновационностью внешкольного образования: этот рейтинг возглавили, помимо России, Казахстан, Эстония и Латвия.

Сводный индекс, в котором обобщаются все показатели исследования, выносит на первую строчку Казахстан (85 баллов), не сильно отстала Россия (83), далее – страны Балтии. На последней строчке оказался Туркменистан со сводным индексом 19.


Возвращение в школу – это плохо?

Дискуссия разгорелась о том, до какой степени этот сектор образования остается внешкольным и хорошо ли это. «Один из трендов - ошколивание сектора. Все больше дополнительных занятий проходит на базе школы, школа стала компенсировать сокращение сети», – обратил внимание Иван Иванов, комментируя один из индексов. 

Особенно это коснулось стран, где отдельная инфраструктура дополнительного образования оказалась разрушена. Все-таки в начале 90-х независимые государства попали в разное положение – где-то вообще шла война, и было не до сохранения дворцов пионеров и музыкальных школ. И даже там, где всё было более-менее благополучно, ландшафт менялся – так, заслуженный профессор Вышки Исак Фрумин напомнил о судьбе кружков при ДК предприятий – «они вообще исчезли вместе с ДК и самими предприятиями». 

«Советское дополнительное образование было не очень ошколенным – то есть система строилась на дворцах пионеров, творчества. По результатам исследования похоже, что ошколивание – удел более проблемных стран, например, в Средней Азии. Но как тогда быть с тем, что в высокоразвитой Финляндии большинство услуг доступны именно на базе школы? Ошколивание как тенденция – хорошо или плохо? Однозначного ответа у меня нет».

Елена Ленская
Директор Центра изучения образовательной политики МВШСЭН

«Советская система была диверсифицированной. Думается, что процесс унификации, который, по крайней мере, в России происходит – это тренд, который надо обсуждать. Есть ошколивание как стягивание в школу дополнительного образования, а есть еще обурочивание. Сейчас не только больше измеряют результаты, что не было принято в советской системе, но и формы допобразования становятся более урочными».

Борис Куприянов
Профессор Института педагогики и психологии образования МГПУ

Исследования продолжаются. И Елена Ленская, и профессор Михаил Рожков обратили внимание на новую область «внешколки», у которой нет советских прообразов – дополнительное образование на основе конфессий. По данным докладчиков, в России им охвачено до 2% детей, но статистика этого сектора закрыта. Одна из новых задач – получить и изучить ее. 


Также читайте статью по итогам семинара в «Вестях образования».

Запись семинара смотрите по ссылке.