• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Все, что вы хотели узнать о написании научной статьи



Своими впечатлениями о стажировке в Лаборатории изучения сложных систем Венского Медицинского университета, результатом которой стало написание научной статьи, делится аспирант Института образования Иван Смирнов.

"Я окончил магистратуру в Париже и всерьез не рассматривал вариант возвращения в Россию до тех пор, пока не узнал об академической аспирантуре Вышки. Это была единственная российская программа, предлагавшая условия, сопоставимые с европейскими PhD-позициями. А зарубежная стажировка, включенная в программу, означала, что я не окажусь в изоляции на три года и смогу сохранить конкурентоспособность на международном академическом рынке.

Так как моя магистерская программа включала в себя четыре стажировки, то я хорошо представлял, чего именно стоит ожидать от поездки. По собственному опыту я знал, что за несколько месяцев можно получить впечатления от новый страны, обменяться интересными идеями, завязать полезные знакомства, но для подготовки хорошей статьи этого недостаточно. Поэтому я поехал на стажировку на целый семестр.

Как известно, публикации определяют карьеру ученого. Без хороших статей невозможно рассчитывать на хорошую позицию, а научиться писать хорошие статьи можно только у тех, кто сам их пишет. Поэтому меня интересовали лаборатории, которые регулярно публикуются в трех ведущих общенаучных журналах: Nature, Science или PNAS. Так как моя диссертация связана с анализом социальных сетей, я выбрал группу, занимающуюся аналогичными задачами, – Лабораторию изучения сложных систем Венского Медицинского университета (The Section for Science of Complex Systems). Российскому читателю она больше всего знакома по доказательству массовых фальсификаций на выборах 2011 и 2012 гг. (Statistical detection of systematic election irregularities).

Аспирантура здесь устроена по континентальной модели, то есть почти полностью посвящена исследованиям. Час в неделю выделяется на встречу группы, полтора часа в неделю — на семинар, а все остальное время аспиранта посвящено работе над текущим исследованием, которое должно завершиться публикацией статьи. После того как будут написаны три статьи, к ним добавляется вступление, небольшой связующий текст, заключение — и диссертация готова. Этот подход довольно сильно отличается от традиционного российского, когда аспиранты вынуждены отвлекаться на множество дел, не имеющих отношения к их исследованиям, а диссертация должна представлять собой самостоятельный труд. В итоге наш аспирант непосредственно исследованиями занимается в два раза меньше, чем европейский коллега, и оказывается хуже подготовлен к продолжению карьеры на международном академическом рынке.

Время моей стажировки распределялось примерно следующим образом: полтора месяца ушло на сбор, обработку и предварительный анализ данных, полтора месяца на  получение выглядящих обещающими результатов, месяц на уточнение результатов и месяц на подготовку текста статьи. Это считается очень удачным стечением обстоятельств, так как обычно эффект не удается так просто определить, а по ходу уточнения результатов могут обнаружиться ошибки или другие непредвиденные трудности. 

На начальных этапах я работал самостоятельно, и только иногда мой руководитель Стефан Тернер подсказывал, какое направление, по его мнению, является перспективным, а какое нет. После получения основных результатов началось более интенсивное взаимодействие с руководителем по подготовке черновика статьи, с регулярно возрастающей обратной связью.

Особенности подготовки публикации могут отличаться в зависимости от научной области. Описанное далее, скорее, относится к естественным наукам и может быть неприменимо к социальным.

Кажется, что естественный порядок работы над статьей – это написание текста, потом иллюстрация результатов графиками и, наконец, написание аннотации. На самом деле порядок должен быть обратным. Начинать нужно с самого главного, а главное в статье  это аннотация. Если аннотация не заинтересует читателя, то он статью даже не откроет. Аннотация должна быть идеальна, и текст статьи должен подстраиваться под нее, а не наоборот. По сети гуляет много примеров забавных аннотаций, например, состоящих всего из двух слов. Но начинающему исследователю все-таки стоит избегать подобного и скорее ориентироваться на классический подход, например, так, как это рекомендует делать Nature.

В аннотации нужно попробовать максимально дорого продать свою работу, а потом отредактировать текст так, чтобы он стал правдивым. При этом, конечно, не нужно увлекаться. Однажды мне попалась статья, из аннотации которой следовало, что она про браки и разводы. При этом только в самом тексте уточнялось, что речь идет о виртуальных браках в онлайн-игре. В следующих раз статью этих авторов я уже не открою.

Если читателя заинтересовала аннотация, он откроет статью, чтобы изучить графики. Если что-то окажется непонятно, он не обязательно пойдет разбираться в текст статьи, а, скорее всего, закроет ее, потому что его ждут еще множество других. На один хороший график легко может уйти целая неделя работы. Считается, что именно графики являются единицей измерения научной ценности статьи (см. здесь).

После того как аннотация готова и основные результаты представлены в виде графиков, написание текста для опытного автора становится формальностью. Мне же писать впервые статью на английском было очень сложно, и без помощи руководителя я бы никогда ее не закончил. Моя статья называется "Formation of homophily in academic performance: students prefer to change their friends rather than performance". В статье исследуется известный феномен связи дружбы и успеваемости: учащиеся, которые хорошо учатся, дружат между собой; то же касается тех, кто учится плохо. Однако механизмы этого феномена недостаточно хорошо изучены. Это может быть следствием эффектов сообучения, когда дружба с теми, кто хорошо успевает, помогает учиться лучше, а может быть следствием выбора, когда успеваемость не меняется, а просто учащиеся выбирают более похожих друзей. Мы используем уникальный набор данных, который позволяет детально отследить эволюцию дружбы 6 000 школьников и студентов на протяжении 42 месяцев. Мы показываем, что причиной сегрегации по успеваемости является выбор учащихся, а эффекты сообучения на нее не влияют.

Независимо от того, в каком журнале в итоге будет опубликована моя работа, я получил очень ценный опыт. И я благодарен Аспирантской школе по образованию за предоставленную мне возможость".

С текстом статьи можно ознакомиться по ссылке.


Подробная информация об Аспирантской школе по образованию Института образования ВШЭ 
здесь

Прием документов – с 1 июня по 9 сентября 2016 г.

***
Очно-заочные магистерские программы Института образования ВШЭ:


- для учителей истории, обществознания, русского языка и литературы:
"Информационные ресурсы исторической науки"
"Политические вызовы современности"
"Филологическая герменевтика школьной словесности"

- для директоров и завучей школ, специалистов органов управления образованием:
"Управление образованием"

- для руководителей и экспертов-аналитиков высшего образования:
"Управление в высшем образовании"

Прием документов с 1 июня по 13 сентября 2016 г.
 
(бюджетные места, предоставляется общежитие на время проведения сессий)
Подробности тут.