• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Аспирантура подразумевает высокую степень интеграции в деятельность Института

В чем особенность аспирантуры Института образования? Что отличает ее от классической аспирантуры по педагогическим наукам? Об этом рассказывает Константин Михайлович Ушаков, профессор Департамента образовательных программ Института образования НИУ ВШЭ, доктор педагогических наук, главный редактор журнала «Директор школы». Константин Михайлович входит в академический совет аспирантской школы НИУ ВШЭ по образованию и руководит научной работой аспирантов.

- Константин Михайлович, каким образом в Вашей жизни случился поворот от физики к педагогическим наукам?

- После окончания института я занимался чистой физикой – возможно, под воздействием фильма «Девять дней одного года». Однако в реальности это оказалось чуть менее интересно, чем выглядело в фильме. Поэтому спустя некоторое время я ушел в школу, где проработал учителем физики в течение двенадцати лет. А потом началась перестройка, открыли дисциплины, которых раньше не было: управление, менеджмент, в частности – управление образованием. И меня «унесло» – благо, время предоставляло такие возможности.

- Расскажите о своем опыте обучения в аспирантуре. Чем отличается аспирантура Института образования от той, что есть в Вашем опыте?

- Я был сначала аспирантом по математической физике, но эту аспирантуру не окончил. А позже я был аспирантом уже по педагогике. Учился в заочной аспирантуре, но мне удалось защититься в срок. Это значит, что я работал в школе, а по ночам занимался диссертацией.

Вообще традиция российской аспирантуры предполагает достаточно плотное взаимодействие с руководителем. Часто внутри этого взаимодействия наблюдается избыточный патернализм, но это все-таки определенная культура. В области педагогики у меня так, к сожалению, не получилось. Я тогда очень страдал, мне такая ситуация казалась неправильной. Но, тем не менее, я защитился. Со временем я начал думать, что высокий уровень самостоятельности – это хорошо. Но тогда на общем фоне я завидовал своим коллегам, которые в любое время могли прийти к руководителю, – мой руководитель был не очень доступен.

Вышка сейчас демонстрирует как культурный образец меньшую зависимость аспиранта от научного руководителя, что на фоне предыдущего опыта подавляющему большинству немного непривычно. Если бы высокий уровень самостоятельности и независимости доминировал и во внешней среде, а не только в вышкинской аспирантуре, это воспринималось бы как норма. Но здесь, мне кажется, есть некоторая ностальгия по тому, чтобы кто-то за тобой смотрел, почаще советовал, взаимодействовал.

Аспирантура подразумевает высокую степень интеграции в деятельность Института, – иногда, как мне кажется, чересчур высокую, потому что работа в Вышке требует такой отдачи, что должно повезти, чтобы тема кандидатской касалась ежедневной работы, которая здесь происходит. Я думаю, что в плане академической деятельности золотая середина еще не найдена. Но преимущество вышкинской аспирантуры – регулярные семинары для аспирантов в большом объеме. Они особенно хороши в первый год. Для аспирантов постарше они становятся чуть менее актуальными, но в первый год это своеобразная культурная «прививка». У нас в своё время эти семинары тоже проводились, но такой интенсивности и таких объемов не было, конечно.

Кроме того, наши аспиранты иначе мотивированы. И в советское время, и сейчас в аспирантуру порой идут люди, еще не определившиеся по жизни. Им требуется еще три-четыре года «копания» в материале, чтобы понять, нужны ли им вообще занятия наукой. Но в аспирантуре Института образования учится значительно больше людей карьерно ориентированных, которые выстраивают какую-то свою траекторию. Они понимают, зачем это нужно и что они будут делать дальше. Количество таких ребят намного больше, чем в те времена, когда я учился в аспирантуре.

- Научное руководство какими аспирантами и темами вы готовы рассматривать?

- Руководить можно только тогда, когда тема тебе интересна. Я вот три года «болею» социальным капиталом организаций и его измерениями. Сижу на куче данных, потому что через эти измерения прошло около двух тысяч школ. Это некоторые инструменты консалтинга, а базы данных скапливаются у нас, и нет ни возможности, ни времени заниматься анализом. База данных, которой мы располагаем, непрерывно растет, и материала тут хватит не на одну кандидатскую. От аспирантов в таком случае требуется достаточно хорошее понимание статистики и педагогики одновременно, и еще желательно, чтобы человек элементарно программировал. У меня сейчас есть один аспирант, который взял крошечный кусочек того, что может быть.

То есть меня интересует социальный капитал и проблема взаимодействия внутри организации. Взаимодействие это обычно оказывается, по всем данным, на очень низком уровне. У нас есть некоторые соображения относительно того, что дальше с этим делать, как увеличивать социальный капитал образовательных организаций. Соображения эти мы часто внедряем в практику, и это очень интересно – возможно, и для аспирантов тоже.

- Таким образом, проделанная аспирантом работа может иметь какое-то влияние на образовательное учреждение?

- Школам тема исследования взаимодействия, связей людей в организациях оказалась очень интересной. Директоров школ начинает интересовать, в частности, управление на основании данных. Они же все управляют, руководствуясь интуицией. Допустим, школа снаружи выглядит хорошо, но в результате исследования оказывается, что это сборище одиночек. И тогда никакие ФГОСы в ней невозможны – это всё одни декларации. Потому что цели, заявленные в новых стандартах (метапредметные результаты, например), не достигаются усилиями одиночек. Встает вопрос, что делать дальше? Мы предлагаем определенные технологии, например, выбрать другой объект управления. Не надо управлять людьми, нужно управлять связями, потому что связей всегда больше. Это оказывается более интересным и зачастую меняет ситуацию. То есть ответ такой: да, мы чувствуем, что влияние на образовательное учреждение есть, судя по огромному спросу на наше исследование и на его последствия, которые мы фиксируем.

- К вам обращаются только те управленцы, которые ждут каких-то изменений, хотят получить какую-то информацию?

- Скажем так, к нам обращаются те люди, которым надоело представлять профессию управленца в сфере образования как сидение на совещаниях у вышестоящего руководства и получение указаний. Которые хотят самостоятельно понять, есть внутри организации ресурсы или нет. Исследования помогают понять, что управление – намного интереснее, чем то, чем директор каждый день занимается. Здесь появляется вкус к профессии. Получаются интересные данные, которые позволяют четко спроектировать развитие организации.

- Константин Михайлович, расскажите  о журнале «Директор школы».

- Мы продвигаемся через журнал «Директор школы». Очень важно говорить на понятном управленцам языке. Есть академические журналы, и там весьма достойные вещи публикуются, но это для достаточно узкого круга. А для сорока пяти тысяч школ нужно говорить о важных вещах на том языке, на котором они общаются. Не нужно директоров поднимать до академического уровня – это другая специальность.

- Кто является читателем журнала?

- Журнал существует около двадцати пяти лет. Некоторые к нему привыкли, кто-то считает приличным иметь его на полке, бренд достаточно развит. Кто-то интересуется вполне определенными авторами или вполне определенными темами. Так что у журнала очень разные читатели.



Очно-заочные магистерские программы для учителей истории, обществознания, русского языка и литературы, директоров и завучей школ, специалистов органов управления образованием.
Прием документов с 1 июня по 13 сентября 2017г.
Бюджетные места. При поступлении на платные места - работникам бюджетной сферы скидки до 50%. Подробнее тут

"Управление в высшем образовании" - очно-заочная магистерская программа для руководителей и экспертов-аналитиков высшего образования, способных разрабатывать и реализовывать планы развития вузов и их подразделений.
Бюджетные места. При поступлении на платные места - работникам бюджетной сферы скидки до 50%.
Прием документов с 1 июня по 13 сентября 2017г.

Аспирантская школа по образованию - вторая волна приема документов с 1 августа по 15 сентября 2017г.