• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Диана Королева: "Соцсети - уже сложно отделяемая от повседневности часть жизни, надо учиться с ними работать"

В эфире радио «Эхо Москвы» директор Центра изучения инноваций в образовании Инобра поделилась результатами исследований о влиянии социальных сетей на подростков.

В программе «Родительское собрание» от 7 июля поднималась тема «Подросток и соцсети». Вот, о чем говорила Диана Королева.

Социальный аспект

Мы подходим к социальным сетям как исследователи. Вместе с Катериной Николаевной Поливановой в свое время проводили такие исследовательские проекты. И на самом деле наша идея была как раз понять место социальных сетей в жизни подростков. И Вы знаете, мы получили вывод о конвергенции онлайн и оффлайн общения.

 Сегодня очень сложно понять место социальных сетей в жизни, потому что социальные сети настолько прочно вошли в эту жизнь, что они просто являются ее частью. И отделить общение в социальных сетях или время в социальных сетях от реальной жизни подростка и в принципе уже и взрослого человека довольно сложно.

Королева Диана Олеговна
Директор Центра изучения инноваций в образовании

Эта ситуация становится более и более актуальной вместе с тем, как социальные сети, в общем-то, растут. То есть если для меня, наверное, действительно, социальные сети – это что-то, что пришло в нашу жизнь, какое-то время назад, там 10 лет назад. А новое поколение просто живет в социальных сетях. Они существуют вместе с социальными сетями. Они ровесники.

Подростковый возраст – тревожный и для детей, и для родителей. И он был тревожным всегда и без социальных сетей, потому что подросток отделяется от родителей и перестает делиться своими тайнами, секретами и настроением. И если раньше там подростки пропадали где-то за гаражами, и родители точно также волновались и боялись, что он там курит или делает, в какую-то дурную компанию падает, то сегодня это происходит в связке с социальными сетями. Здесь немножечко другой вопрос вот я хотела поднять вот с этой зависимостью, потому что мне кажется, что сегодня социальные сети –  их можно рассматривать как такое место для общения, взаимодействие со сверстниками или какое-то такое негативное взаимодействие, которого боятся родители.

А с другой стороны, сегодня социальные сети для подростков – это такое место, где собрано вообще все, что можно. Например, сервисы для подготовки к ЕГЭ. В этом году появился даже сервис, который позволяет узнать результаты ЕГЭ «ВКонтакте». Это, например, истории с каким-то кэшбэком, с поиском работы или подработки. И, фактически, это такое окно в мир, если хотите. И здесь говорить про зависимость, связанную с пропаданием в социальных сетях, не совсем правильно, потому что надо понять, зачем он туда попадает. Если он ждёт, например, предложения о работе, можно ли тут говорить об аддикции? Или это всё-таки речь о том, что вот у него дело там есть какое-то. С другой стороны, может быть действительно с подружкой потрепаться, рассказать, как свидание прошло. Это совершенно другая история. И часто очень родители смешивают вот это все в одно, не понимая, что там вообще может происходить. Это всё таким негативом обрастает. Такой формулировкой: «вот, он все время в этой социальной сети». Но надо понимать, что там можно делать очень и очень разные вещи. И очень часто взрослые, не пользуясь этими сервисами, или не пользуясь теми приложениями, которыми пользуется подросток, они просто не понимают всей наполненности этого пространства.

Как преодолеть негативное восприятие?

У меня два совета. Первый: не нужно следить за подростком в социальных сетях и пытаться с помощью каких-то сообщений, постов как-то угадать, что же там у него на душе, и что он думает. В этом плане есть несколько очень интересных примеров, как родители неправильно совершенно интерпретируют публикации: у страха глаза велики. Наоборот, это все приводит к скандальным историям. Нужно разговаривать, нужно пытаться понять, если родителей что-то тревожит. Киберсталкинг – то есть слежка в сети, я считаю этим точно не стоит заниматься, потому что это никакого результата положительного не даст. А второй совет связан с тем, что нужно пример подавать правильный. Ведь и родитель нередко как мы называем «утыкается» в свой телефон, какие-то для себя интересные вещи там проверяет, смотрит, отмечает, а потом точно также ведёт себя подросток, и родителей это страшно раздражает, он начинает его одергивать. Здесь просто нужно, думать и о своем поведении, и думать, какой пример мы подаем.

Можно проводить, например, интернет-detox, когда вся семья отказывается от гаджета на целый день, ну, или хотя бы на полдня, да даже на несколько «санитарных часов». Все вместе придумывают какую-то активность.

Мы в свое время проводили такое исследование: подростки вели дневник, когда у них активности совмещаются с чем-то в онлайне или когда они только в оффлайне. В реальном как бы режиме жили. И очень хорошо видно, что выходы в реальное пространство без совмещения в онлайне связано с чем-то очень интересным и важным для подростка. То есть не когда он сидит дома и делать нечего, и мы ему говорим: «Так, прекращай лазить в телефоне и помогай мне убираться». Вот это, конечно, не поможет вам справиться с этой бедой. Но если вы устраиваете вылазку в лес, в парк, организуется какая-то активность, связанная в том числе с физическими нагрузками, вот и получается такой detox для всей семьи. То есть правила должны быть одинаковые для всех. Это важно.

Школа отстает от современных реалий в соцсетях

Если у родителей нет времени, а даже, скорее всего, нет и компетенций, которые нужны, чтобы ввести современного продвинутого подростка в этот цифровой мир, это задача, которую должна в какой-то степени решать и система образования. Мы говорим и о том, что фактически система образования сильно отстаёт от этих современных нам молодых людей, но при этом все-таки функция воспитательная и образовательная у нее остается.

Цифровая гигиена — это как раз вопрос того, сколько в день нужно пользоваться гаджетом, как можно отвечать на какие-то негативные сообщения, как фильтровать контент и уметь из него выбирать что-то действительно важное. Вот мы тоже с Вами, наверное, знаем эти бесконечные истории про то, как школьники скачивают какие-то рефераты, абсолютно шаблонные, сдают их за свою какую-то домашнюю работу. Часто учителя даже не знают, что есть на этих сайтах рефератов и, значит, закрывают глаза на это.

Работа с информацией — это же очень важная история. У нас как не принято в школе во время уроков сравнивать информацию из разных источников, пытаться найти первоисточник и подтвердить грамотность, правильность информации. И это то, чему школьника социальные сети как раз не учат. Потому что есть «Википедия», которой мы верим как-то безоговорочно, а в ней много ляпов встречается. Получается, что школьники — они продвинутые с точки зрения технологий. Но вот навык использования этих технологий, то есть фактуры, которую они получают, это как раз может дать школа, например. Например, сравнить информацию из пяти источников и понять, где тут правда. Это, во-первых, будет интересно самим школьникам, потому что это работа в цифровой среде. И это то, что их, в общем-то, готовит очень хорошо к будущей взрослой жизни. Если представить себе будущее поколение, которое вот так вот безоговорочно верит первому сайту, который открывается, как-то немножечко так боязно становится.

Научный интерес

Сегодня социальные сети позволяют снимать так называемый цифровой след, который пользователь (необязательно подросток) оставляет в сети, и его анализировать. Так что  с одной стороны социологи, психологи, знаете, потирают руки и говорят: «Ну, теперь-то мы всё узнаем про этот возраст, который раньше был закрытый. Где-то за гаражами они тусовались, а сейчас есть ощущение, что мы просто даже пользуясь открытыми данными всё-всё-всё про них узнаем». И действительно можно много чего проанализировать. И связи подростков — как они образуются? Как становятся лидерами в группах? Как они перемещаются по городу, например?

Вопросов на самом деле очень и очень много, которые покрываются этим цифровым следом. Но есть одно очень большое «но», про которое я говорила в связке с родителями, и оно касается и исследователей. Когда мы не знаем контекста, в котором происходит вот это вот всё перемещение, лидерство и так далее, и так далее, мы делаем не совсем точный вывод.

Его можно узнать, если говорить про исследования то, из каких-то интервью. Или, если мы говорим про родителей, тоже из разговоров, объяснений. Мы не всегда правильно интерпретируем ту информацию, которую получаем чисто статистически, вот по данными. Поэтому очень важно понимать, что действительно у подростка происходит, и  face to face с ним общаться, лицом к лицу. Тогда полученные данные действительно становятся золотым, и можно качественные и количественные данные совмещать, делать какие-то выводы. Без этого, к сожалению, на мой взгляд, это все равно такая очень однобокая ситуация.