• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Идут такие изменения в экономике, которые могут сделать целые поколения почти ненужными»

Цитаты «вторничного» семинара Института образования НИУ ВШЭ по теме влияния возраста и поколения на человеческий капитал. Новые разработки по этой теме представил гость семинара Владимир Гимпельсон, профессор факультета экономических наук, директор и ведущий научный сотрудник Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ.

«Зарплата  связана с общим понятием человеческого капитала простой зависимостью: она отражает тот уровень оплаты, по которому такой человеческий капитал представляет себя на рынке труда, так называемая «арендная ставка».

В каждый конкретный момент после окончания обучения происходит и накопление, и амортизация, то есть «устаревание» человеческого капитала как знаний и навыков, способности делать нужную работу. Если амортизация не покрывается новыми инвестициями — образованием, например,  то капитал будет сокращаться.

Разные типы анализа из разных источников  и стран показывают, что зарплата растет все время постоянно – или монотонно —  и не снижается перед пенсией или перед уходом с рынка труда. Есть масса эмпирическим исследований в пост-минцеровскую эпоху с начала 80-х годов, подтверждающих эти выводы. Но все исследования делались по развитым странам.

Кстати, есть теория американского экономиста Эдварда Лазира  (Edward Lazear) об отложенном вознаграждении. Идея заключается в том, что в первой половине трудовой жизни работодатели не доплачивают работнику и платят меньше предельного продукта, потому что существует вероятность, что он уйдет. Зато во второй части трудовой жизни работодатель сотруднику переплачивает. В результате человек за всю жизнь получает то, что он заработал, но по времени это разнесено.

Примерно 10 лет назад мы с моими коллегами увидели, что в 2005 году профиль зарплаты в России не вписывается в известную модель. В начале карьеры — очень высокий уровень, пик, который практически не меняется по времени – длинное плато и резкое снижение с уходом с рынка труда на пенсию. Мы считали, что такое положение связано со сменой парадигмы и обесцениванием прежнего опыта и является временным.

Оказалось, что по данным последних исследований (2015-2017 года), профиль зарплат остался таким же, даже снизился. Учитывая различные индивидуальные характеристики, и в том числе пол, получаем еще более яркую картину: ранний резкий старт и снижение на протяжение всей трудовой жизни, особенно у мужчин.

Особенности российского профиля: короткий период накопления человеческого капитала, раннее и очень резкое понижение оплаты труда дают вывод — длительный опыт не является ценным активом. Молодые ценятся больше, что совершенно не свойственно другим типам экономик и делает страну совершенно непохожей на всех.

Однако после того, как применяется «эффект» поколения или когорт, которые введены профессором Гимпельсоном и его коллегами, ситуация меняется. Профиль выглядит совершенно стандартно, теория монотонного роста зарплаты не отменяется, но существуют эффекты возраста/стажа и поколений, которые действуют в противоположных направлениях, компенсируя друг друга.

Когда мы говорим о процессе и как навыки, образование ценятся на рынке труда, мы сосредоточены на стороне предложения, но очень многое зависит от стороны спроса. Идут такие изменения в экономики, которые могут сделать целые поколения практически ненужными. Это важное направление – поляризация рабочих мест. Технологические инновации вымывают серединную часть профессиональной структуре. А кто в центре – люди не совсем неграмотные. С этим связан Трамп, Brexit, популизм правый и левый в Европе. Потому что это разрушает привычные социальные структуры.  А это происходит потому, что меняются технологии, меняются рабочие места.

Гимпельсон Владимир Ефимович
профессор факультета экономических наук, директор Центра трудовых исследований

Презентация к докладу


Была большая дискуссия по поводу результатов PISA: можно ли их рассматривать в динамике? Такая же ситуация: исследуются  15-летние раз в 3 года — новая когорта. Многие коллеги высказывают мнение, что нельзя говорить о том, что результаты у российских школьников упали, ведь пришла другая когорта. Но получается, что проблема с когортами состоит в том, что мы не можем проконтролировать их сравнимость. Есть ли предположения: удастся ли нам со временем собирать столько данных, чтобы подобные затруднения разрешались?

научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ

«Когортный» подход, если можно так выразиться, это особенно правильно для России. Все-таки, чтобы мы не говорили, у нас на одном полюсе родители — поколение, которое прошло через большой стресс резких перемен в стране. Закрылись заводы, и множество людей остались без работы. Дипломы, умения — все стало не нужным. Это целая драма поколения, состоящая из индивидуальных драм.

Другой полюс — это дети.Возникла новая экономика с другой структурой, но дипломы навыки старшего поколения  не пригодились, и в перспективные отрасли устремилась молодежь. Возможно, новые перемены начались сейчас. Изучая новое поколение молодежи, мы наблюдаем новых людей в новой реальности. Они понимают ценность образования и его роль на рынке труда.

Может быть, развитие мотивации к образованию, переобучению помогло бы избежать в будущем крутых поворотов в экономике, это особенно важно для старшего поколения. Но мотивация не может возникнуть на пустом месте, «по распоряжению». Нужны экономические основы, справедливость вознаграждения и продвижения по результатам. И, главное, понимание, чему  учить и переучивать. Мне представляется маловероятным, что можно в  в условиях неопределенности, в которых мы живем, исключить ошибки при определении приоритетных направлений.

Давид Львович Константиновский
доктор социологических наук, руководитель отдела социологии образования Института социологии РАН


Исследование Владимира Гимпельсона и его коллег точно одно из первых в России, где эмпирически показан тектонический сдвиг в структурных параметрах экономики. Сейчас для новых поколений возникает другая реальность рынка труда. Люди за 50 лет, они не ощущают, скорее всего, этих трендов «гибкости» — agile-подхода, фриланса, новое поколение вступает в эту новую среду как социальная характеристика.

Еще одно ваше открытие: люди, которые переходят с одного рабочего места на другое, получают вознаграждение выше. Оно важно потому, что у нас есть основания предполагать будущий стресс системы социальной организации. Ведь если тренд не переломится, то дисбаланс между быстро растущей зарплатой молодых людей и снижающейся зарплатой возрастных будет увеличиваться естественно по мере старения населения. Возможно, хорошим ответом на это станет как раз программы развития мобильности — умения перестраиваться и находить себе новое место работы в условиях изменения структуры рынка.

доцент Института образования, старший научный сотрудник Центра развития навыков и профессионального образования