• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Уже очевидно, что школа не будет прежней»

После пандемии система образования больше не будет прежней. Этот тезис стал уже общим местом. Но почти все говорят только о дистанционных формах обучения. Однако школа и вуз не только обучают. Многие другие их роли оказались под вопросом. И дело не только в карантине, который рано или поздно кончится. Он показал уязвимость системы, которой, вероятно, теперь придется меняться и после победы над вирусом.  Инобр  открыл дискуссию экспертов о том, что ждет образование эпохи «после коронавируса».

Сегодня своим мнением делятся академик РАО Виктор Болотов, заслуженный профессор ВШЭ Ирина Абанкина и научный руководитель Института образования Исак Фрумин.
Кислота, ток и экзамены

Пандемия оказалась событием, равным по масштабу появлению гаджетов. Гаджеты сделали возможным переход на цифру: этим воспользовались передовые школы и вузы. Вирус делает это необходимым. Теперь переходить на дистанционные формы обучения вынуждены все – например, школы в селах, аулах. По мнению Виктора Болотова важная задача сегодня – понять, как
перемены идут именно для них и для «средненьких» региональных вузов, а не судить по лидерам из крупных городов. В этом смысле высшему образованию сегодня легче, чем общему среднему. «Сильным» и «средним» вузам Минобрнауки предлагает два типа кейсов, а вот советы   не дифференцированы и запутаны.  Минпрос даже не определился до конца, что происходит – переход на дистанционную учебу или перенос каникул. Но это проблемы сегодняшние. А что завтра?

Виктор Болотов называет три «долгосрочные» проблемы, которые нужно решить системе образования в новых условиях.

Первое: судьба практикумов и лабораторных работ по естественным наукам – это актуально и для старшей школы, и, тем более, для высшего технического образования. Симуляторы не в состоянии в этом помочь, потому что «пока тебя не дернуло толком или ты не капнул на палец кислотой, не поймешь, что это такое». Вторая проблема – дуальное образование, практическая часть которого проходит у работодателя – как правило, на сложном оборудовании. Это не перенесешь в онлайн.

Проблема третья – более массовая, хотя и более решаемая. Дистанционные экзамены уязвимы для мошенничества.

Вижу два пути. Первый – накопительное оценивание, когда экзамена как такового нет, а есть общий результат регулярных контрольных работ.  Второй – ставка на интерактив, когда школьник или студент не по билету отвечает, а в живом диалоге убеждает в правильности своих рассуждений.

Болотов Виктор Александрович
Научный руководитель Центра мониторинга качества образования

Идём вперёд – смотрим назад

Всё, что связано с учёбой – не главный вызов в новой ситуации. «То, что школа сможет сохранить обучение с использованием онлайн-форматов, сомнений не вызывает», – считает  Ирина  Абанкина. На первый план выходит социализация. Здесь коронавирус перевернул всё с ног на голову, потому что до этого трендом был рост масштабов совместной деятельности. А адептов семейного образования упрекали в том, что они «лишают детей главного» – общения, социума. Под ударом оказалась именно школа, потому что для вуза это не так актуально: взрослые люди сами выбирают себе способы коммуникации и круг общения.

Еще один аспект, который неизбежно выйдет на первый план – безопасность детей. И то, что связано с сохранением и укреплением здоровья, и в принципе традиционная передача ответственности за жизнь и самочувствие ребенка от семьи к школе. Обеспечивать всё это «по-старому» школа уже не сможет.

Большой реорганизации всей системы будут мешать несколько препятствий, предупреждает Ирина  Абанкина. Во-первых, хорошо организованное профессиональное сообщество учителей, которое станет сопротивляться.

Максимально много тех, кто будет держаться за старые форматы, делая вид, что никакой необходимости в радикальных изменениях нет. Возможно, сыграют роль другие группы влияния. Например, требования к системам образования могут выставлять службы безопасности – потому что коронавирус уже заставил многие страны взглянуть на это именно как на проблему национальной безопасности. А вот на бизнес мы вряд ли сможем рассчитывать – он в кризисе.

Абанкина Ирина Всеволодовна
Главный научный сотрудник Центра финансово-экономических решений в образовании

Второе препятствие – банальное отсутствие ресурсов. В частности, в России, где средств едва хватает даже на текущее поддержание школ и вузов. В авангарде перемен, таким образом, окажутся небольшие, мобильные образовательные системы, подкрепленные высокотехнологичными достижениями и бюджетами. Например, Швеция, где сегодня уже идет дискуссия о «коллективном иммунитете» как о новом подходе к проблемам безопасности школьников и студентов. 

«Большие страны неповоротливы и будут перенимать их решения», – говорит Ирина  Абанкина. По ее мнению, мы увидим «не борьбу старого с новым, а решение вопроса, кто возьмет на себя ответственность за перемены. Хорошо бы, если бы генераторами новой системой ценности стали педагоги. Мы плохо справились с этим после распада СССР, наше образование так и идет вперед, глядя назад. Но с таким взглядом мы вряд ли справимся с нынешним вызовом».    

Что заменит «камеру хранения»?  

Среди экспертов есть и сомнения в том, что пандемия заставит систему образования быстро меняться. Да, все увидели неизбежность  онлайна. Но одновременно и другое.

Многое в традиционной школе казалось нам бессмысленным, просто потерей времени. А сейчас мы видим, например, что некуда девать детей. Что система образования была и «камерой хранения» детей и молодежи. И местом живой коммуникации. И местом интеллектуальной работы людей, которые дома работать не привыкли. И в принципе – карантин нам напомнил, что система образования существует не только для того, чтобы давать знания и навыки.

Фрумин Исак Давидович
Научный руководитель Института образования

В системе высшего образования один из главных вызовов – международная мобильность. Границы снова возникли. Миллионы молодых людей, которые учатся не в своей стране, оказались в сложном положении.

Идут первые дни и недели масштабных перемен в образовании, поэтому с глобальными выводами лучше не торопиться. Первое, что мы увидели, «куда было бессмысленно вкладывать деньги.Очень много тратилось на цифровизацию контента, учебники, а сейчас оказалось, что этого контента очень много, а цифровых помощников, тренажеров – слишком мало», — считает  Исак  Фрумин.

Одни перемены уже происходят, другие начнутся не сегодня и даже не завтра, поэтому, возможно, образование все же вернется к традиционным формам после того, когда проблема коронавируса будет снята. Но это временно. Пандемия выявила проблемные зоны. Рано или поздно эти проблемы придется решать.