• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Студенты проектируют прекрасную школу будущего

Студенты проектируют прекрасную школу будущего

Школа не всегда умеет обсуждать с подростками сложные темы или выгодно представить возможные профессии. Находить общий язык с детьми, возможности здоровья которых ограничены, и с их семьями тоже бывает непросто. Могут ли в этом помочь студенты? Почему нет! В Институте образования студенческие проекты — исследования, которые могут принести реальную пользу. Как именно можно решать проблемы школ и вузов — предлагают в своих магистерских диссертациях выпускники программ «Экономика и управление образованием» и «Доказательная образовательная политика»

Найти профессию... в парке

Мир меняется слишком быстро, чтобы задумываться о выборе профессии только к концу школы. Пандемия — еще одно тому доказательство: специалисты самых разных профилей временно остались без работы. Об этом пишет выпускница программы «Доказательная образовательная политика» Анжелика Кудрявцева. По ее мнению, система профориентации несовершенна: вместо того, чтобы подводить к выбору специальности уже почти взрослых людей, государству стоит сделать ставку на раннее расширение кругозора. Акцент нужно делать на умении самостоятельно выбирать из множества возможностей и на понимании, что можно реализовать себя сразу в нескольких направлениях.

В магистерской диссертации «Анализ потенциала профориентации школьников через сектор эдьютеймент» она разбирает кейс «Кидзании», но это только пример: речь о том, как использовать потенциал «парков профессий» в целом. Для детей 6 — 11 лет это оптимальный формат: ребенок может попробовать себя во многих ролях, сделать руками множество новых вещей, применить полученные в школе знания на практике. Но отношения таких парков со школами не развиваются. Мешают многие факторы — от цены на билеты до неготовности парков активно сотрудничать с учителями, правильно позиционировать себя. Среди рекомендаций — и советы паркам профессий, как выстраивать связи со школой, и рекомендации государству — как выступать «заказчиками» их услуг.

Между “другом” и “классиком”

Темам, которые затрагивают инклюзивное образование, было посвящено несколько магистерских диссертаций. Одна из них — о педагогах госпитальных школ. Валентина Вагарина участвовала в совместном проекте Инобра и «УчимЗнаем» и предложила идеи — как решить некоторые проблемы в организации обучения при больницах.

Многие дети проводят на больничной койке полгода, год. Некоторые из них больны неизлечимо. Все это накладывает свою специфику на работу педагога, но специальных методик практически нет. Поговорив с госпитальными учителями из разных регионов, Валентина предложила их классификацию и разные методы профессиональной помощи со стороны администраций школ и методистов. По ее мнению, «учителю-другу» нужна усиленная поддержка, специальные «летучки» для обсуждения его проблем, потому что из-за высокого уровня эмпатии такой педагог быстро выгорает. Он чувствует повышенную ответственность за всё, что происходит с его учеником в стенах больницы, переживает тяжелые эмоции. «Учитель-классик», наоборот, дистанцируется от страданий учеников, фокусируется на обучении и своем профессиональном росте — это своего рода защитный механизм. Поддержкой для него становятся развивающие семинары, новые профессиональные предложения, а вот беседы «о внутреннем состоянии» могут быть излишними.

С этой темой частично соприкасается и магистерская диссертация Артема Елышкина, построенная на интервью родителей детей с ДЦП. Артем исследует их потребности, связанные с развитием специальных компетенций — в том числе это и взаимодействие со школой. Одним из дефицитов становится умение подобрать ребенку условия обучения, адекватные его состоянию: нужна ли спецшкола, или можно учиться в обычной? Среди других дефицитов — и медицинские знания, связанные с развитием ребенка, и умение подобрать врача, и в принципе информация от медиков. Выжидательная позиция докторов — «Не паникуйте, мамочка, надо подождать» — ведет к недоверию, хаотичным поискам альтернативного лечения и к чувству беспомощности. Потребности родителей сформулированы — теперь предстоит решить, как медицина и образование могут их удовлетворить.

О чём молчат стандарты

Учителя не умеют отвечать на «сложные» вопросы подростков, а иногда и боятся. Один из разделов магистерской диссертации Полины Крайновой так и называется — «Опасения педагогов». Учителя боятся навредить, стесняются продемонстрировать некомпетентность, опасаются претензий со стороны родителей или нарушения закона. Учителя биологии, физкультуры, литературы, обществознания сталкиваются с необходимостью обсуждать темы сохранения здоровья, гигиены, этики, морали, но стандарты их не регулируют.

Работая над диссертацией «Сексуальное образование в школе: проблема реализации через призму восприятия учителей», Полина Крайнова беседовала с 23 педагогами из семи регионов — анализировала их опасения, сомнения и идеи. В советское время был предмет «Этика и психология семейной жизни», повторять этот опыт и создавать отдельную дисциплину педагоги считают неудачной идеей. А вот интегрировать элементы полового просвещения в несколько уже существующих предметов было бы более уместно. Альтернатива — классные часы, на которых можно приглашать специалистов, — но какой-то «общепринятой» структуры, широкого круга экспертов, которые могли бы выступать в этой роли, в России нет. Каким бы ни было решение, интервью Полины Крайновой показывают, что невозможность профессионального разговора на табуированные темы беспокоит педагогов.

Выпускные работы, которые защищали студенты, не исчерпывались задачами школы. Есть среди них и «вузовские», посвященные, например, влиянию Болонской системы на зарплаты выпускников, — и «детсадовские» — в частности, разработка бизнес-плана частного садика в Москве. Общее — их ставка на практическую пользу и то, что все они основаны на данных и носят доказательный характер. Именно это стало главным принципом объединенной новой магистратуры Инобра — «Доказательное развитие образования». Трек на ней можно выстроить «под себя»: выбрать карьеру в управлении, консалтинге, бизнесе или науке. Какой бы путь ни выбрал выпускник — он сможет предлагать продуманные, просчитанные решения для образования.

Прием документов на магистерскую программу открыт, подробности — здесь: https://www.hse.ru/ma/education/