• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Меню

Институт образования

Содействовать доказательному улучшению сферы образования и человеческого развития

Кружкам и секциям постановили особый режим

Роспортребнадзор выпустил новые санитарно-эпидемиологические требования для школ и других объектов социальной инфраструктуры. Они устанавливают «особый режим работы» до конца года. Документ уже вызвал бурное обсуждение как в школе, так и за ее пределами. Заместитель директора Центра общего и дополнительного образования имени А.А. Пинского Андрей Павлов – о том, чем новые правила помогут, а чем могут помешать развитию внешкольного образования, и как государство и муниципалитеты могут поддержать кружки и секции в этот сложный период.

Кружкам и секциям постановили особый режим

Новые правила затрагивают весьма широкий спектр организаций не только в системе образования – детские сады, школы, школы, учреждения дополнительного образования, – но и за ее пределами – это социальные учреждения, досуговые клубы, организации отдыха и оздоровления. Термин «социальная инфраструктура» никогда раньше не фигурировал в подобных документах – и это, безусловно, интересный прецедент.  Это один из немногих документов, который фактически уравнивает в правах формальный и неформальный сектор, пусть и временно. Собственно, такого уравнения давно ждали: нахождение части организаций «в тени», без лицензий, вызывало раздражение тех, кто работал в формальном секторе, и заинтересованное внимание проверяющих органов.

В основе документа – совершенно простые, не оспариваемые правила охраны здоровья и гигиены, которые могут применяться (и даже стать привычкой) не только в ситуации пандемии. Обработка помещений, проветривание во время перемен, обработка снарядов и влажная уборка, конечно, принесут не только дополнительные затраты, но и профилактику многих других заболеваний. Кроме хорошей здоровой привычки мы получим строгое соблюдения норм, которые ранее казались менее значимыми для ежедневного исполнения. И, конечно, недопуск учеников с признаками заболевания до занятий актуален не только в период пандемии covid-19. Все эти меры несомненно помогут тому, чтобы появлялись и развивались безопасные и комфортные условия для качественного образования.

В тоже время документ фактически запрещает массовые мероприятия как форму образовательной, просветительской социокультурной деятельности: «Запрещается проведение массовых мероприятий с участием различных групп лиц (групповых ячеек, классов, отрядов и иных), а также массовых мероприятий с привлечением лиц из иных организаций» (п. 2.1.). При этом в нем нет четкого определения «массовое мероприятие», и в каких-либо других нормативных актах мы его тоже не найдем. Это создает неопределенность и открывает возможности для вольных трактовок.

Что означает этот запрет на массовые мероприятия для системы дополнительного образования и неформального сектора?

Во-первых, это продлит ситуацию с переносом на будущий год или отменой традиционных мероприятий, которые не переносятся в онлайн (например, спортивные состязания или праздники-события). Но главное, это принципиально изменит ряд существующих практик, которые будут продолжаться, но теперь уже в онлайне. Как мы увидели из опыта карантина, невозможно, не меняя формат и содержание, перейти полностью в цифровое пространство. И часть таких событийных практик может исчезнуть навсегда. Особенно тревожно, что фактически любая совместная деятельность школьников из разных классов, выходящая за рамки урока школы, может быть расценена как нарушение.

Во-вторых, отмена массовых мероприятий серьезно изменит ландшафт и среду образовательной деятельности. Многие программы строятся на системе знаковых событий - это точки опоры и образовательного ритма: концерт, соревнование, защита проектов, поход, выезд, хакатон... То, что становилось особенно ценно для новых направлений дополнительного образования в последние годы, а также составляло неформальное образование «вне рамок», может понести серьезные потери.

Подход классно-урочной системы (каждая группа детей в своем помещении изучает попредметно исключительно программу своего класса) нельзя перенести на множество практик в дополнительном образовании, где сеять квадратно-гнездовым способом «доброе, светлое, разумное» можно только лишь отчасти, индивидуально подбирая способы и технологии в каждой практике.

Мы явно недооцениваем масштаб подпадающих под эту рамку практик, а также последствий принимаемых решений: есть масса активностей, построенных на принципах, подходящих под рамки «массовых мероприятий». Например, репетиции и концерты, тренировки и соревнования, где участвует весь состав кружка или секции, все группы, а также приглашенные из другой организации дети. Где весь смысл события – в соревновании между разными командами или в объединении и взаимообучении. Сюда также попадают многочисленные конкурсы, походы и экспедиции, выезды и интенсивы, профильные смены и другие события, которые составляют саму образовательную жизнь объединений и организаций.

С большой степенью вероятности, серьезно вырастет нагрузка на эту самую «социальную инфраструктуру», острее станут вопросы ее доступности и неравенства такого доступа, потребуются дополнительные расходы. Так, к примеру, в бассейне теперь на всех дорожках будет заниматься только одна группа вместо нескольких прежних. И если возросшие расходы в связи с этим в госсекторе будут так или иначе компенсированы, как это было в период «нерабочих дней», то частный сектор понесет серьезный финансовый урон, ведь повышение цен для компенсации убытков невозможно. В конечном счете пострадают ребенок и семья, на интересы которых и должны были работать эти меры государственной заботы.

Безусловно, эти требования направлены на защиту детей, и не у кого не возникает желание оспаривать благое намерение – здоровье требует перестраховки. Но существует ли прогнозная оценка последствий? Не перекроют ли эти последствия исчерпывающих мер, порушив образовательную деятельность, воспитательную и массовую работу и в следующем году, а может, и далее? Учитывая наш опыт правоприменения и работу «рекомендаций» – всё возможно.

Очень важно не довести ситуацию до фактического уничтожения как систем образовательных практик, так и целых секторов в образовании. Мы видели, как губительно действует принцип «как бы чего не вышло» в детском туризме, который, в том числе и благодаря желанию «причинить добро», уже оказался в «красной книге» дополнительного образования как исчезающий вид. А сейчас в зоне риска находится и сектор детских лагерей, в первую очередь, частных интересных инициатив, не имеющих запредельных прибылей и финансовой подушки, чтобы пересидеть этот кризис.

Универсальные меры хороши для однородных сфер и типов территорий: это нельзя сказать про сектор дополнительного образования и территориальную дифференциацию, связанную с ним. Перефразируя известное выражение: что юным спортсменам хорошо, то техникам смерть.

Если посмотреть на зарубежный опыт, то в ряде стран, вышедших из «локдауна», существуют похожие рекомендательные документы, направленные на профилактику, но не запрещение. Конечно, нужны срочные меры по сохранению здоровья детей и членов их семей. Но нужны также меры поддержки.

Важно, чтобы наряду с документами профилактического и ограничительного характера делалось что-то для помощи сектору, который формально был признан пострадавшим, но не получил реальной поддержки (по крайней мере пока). И если 98% формализованной сферы допобразования является сегодня государственной (муниципальной) и может условно переждать «особый период» деятельности, то частный сектор такими условиями ожидания не обеспечен.

Возможным конструктивным решением будет продолжения линии региональной и муниципальной поддержки, связанной, например, с арендой помещений, альтернативной занятостью, зарплатами, налоговыми льготами, технологиями, доступом к контингенту, а также помощь для семей, которые пользуются дополнительными образовательными услугами. Этот период может стать временем качественной индивидуальной работы, которая в последние годы стала менее доступной в условиях недофинансирования. В ситуации пандемии можно пересмотреть систему персональной поддержки права и возможности получать услуги дополнительного и неформального образования при необходимых мерах господдержки. Здесь потребуется более тонкая настройка финансовых механизмов для тех категорий семей, которые не охвачены такими услугами или попросту не имеют такой возможности — через целевые сертификаты и подбор провайдеров частного или государственного сектора, которые могут обеспечить такой образовательный или социальный запрос.

В начале года многие надежды в развитии сферы дополнительного образования и неформального сектора были связаны с «регуляторной гильотиной», но ситуация с пандемией, к сожалению, запустила новый виток регулирования. Будем надеяться, что временное не станет постоянным и не повлечет серьезных разрушающих процессов. Только тогда этот сектор сможет развиваться с новой силой во благо детства – в том числе с новыми возможностями, которые продемонстрировал этот сложный период.