• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Голландия — страна контрастов и профессионалов

Одним из неоспоримых преимуществ академической аспирантуры НИУ ВШЭ является возможность пройти международную стажировку. Аспирантка Института образования Наталья Исаева в силу специфичности темы своего диссертационного исследования (а это симуляционные игры) долго выбирала место своей стажировки и в конце концов остановилась на голландском Университете Маастрихта — одном из лучших в мире мест, где занимаются проектированием образовательных программ.

Симуляционные игры — это имитация реальной деятельности в рамках специально созданной среды. Симуляционные игры могут быть самыми различными, но особенно широко применяются в виде компьютерных симуляций в медицине и подготовке пилотов, а также в виде деловых игр в бизнесе и политической сфере. Специфичность темы симуляционных игр заключается в том, что ими занимаются в основном практики — просто их конструируют, а потом в лучшем случае смотрят, работает конструкция или нет. Для того чтобы познакомиться с научным подходом к этой теме, Наталья отправилась в голландский Университет Маастрихта (Maastricht University).

Предыстория

В аспирантуре Вышки есть возможность съездить поучиться за границу, но, если честно, я поначалу была настроена несколько скептически — мне казалось, что отпущенного на стажировку времени не хватит, чтобы по-настоящему что-то успеть сделать или в чем-то разобраться, и уж тем более я сомневалась, что это сильно поможет мне непосредственно при написании диссертации. Поэтому я ехала с желанием скорее получить опыт жизни в другой стране, а также познакомиться с профессионалами в своей сфере, которые могут быть полезны в будущем.

В силу специфичности темы моей диссертации — а я занимаюсь симуляционными игровыми технологиями в оценке лидерства — мне очень хотелось найти место, где к этому вопросу относятся «серьезно» и «по-научному». Проблема с играми состоит в том, что в России это направление развивается в основном на практике — тренинговые и консалтинговые агентства, корпоративные университеты, HR-специалисты активно используют симуляции для обучения и оценки персонала. При этом почти нет действительно достойных теоретических работ, которые рассматривали бы процесс разработки и валидизации симуляций с научной, доказательной точки зрения. 

А как «у них»?

Два года назад к нам в Институт образования приезжал профессор голландского университета Маастрихта Йерун Ван Мериенбур1 (Prof. Jeroen van Merrienboer). Он широко известен как создатель подхода к проектированию обучения 4C-ID, исследователь в области обучения и научения, международный эксперт-консультант по современным образовательным технологиям. В рамках V Конференции Российской Ассоциации исследователей высшего образования (РАИВО) профессор Мериенбур рассказывал про свой опыт разработки и использования симуляций. Я была сильно впечатлена, и при выборе места стажировки практически не сомневалась.

Так я оказалась в маленьком средневековом Маастрихте, в Department of
 Educational Development & Research Университета Маастрихта — одном из лучших в мире мест, где занимаются проектированием образовательных программ. На мой взгляд, у этого успеха есть две причины. Во-первых, они занимаются разработками в области медицинского обучения, а, как известно, именно в медицине и военной отрасли появляются большинство инноваций. А во-вторых, они все делают доказательно и любой случайный в нашем понимании эффект превращают в целую педагогическую технологию.

Одной из главных составляющих подготовки медиков является тренинг на лидерство и оценка лидерских навыков через симуляцию

К примеру, когда мы, студенты, готовимся к экзамену по тому или иному предмету, мы ориентируемся на слухи о преподавателе: если мы знаем, что можно почти не готовиться, то скорее всего и не будем сильно стараться. А в Маастрихте на эту тему провели целый эксперимент: одной группе студентов с потока до экзамена показали видео, где бывшие студенты рассказывают о том, что для успешной сдачи нужно только выучить так называемые «протоколы» (инструкцию пошагового действия для врачей); а второй группе показали видео, где сам преподаватель говорит, что знание «протокола» — это само собой разумеющееся, но оценивать он будет критическое мышление, способность студента мыслить в нестандартных ситуациях. Как вы могли догадаться, первая группа получила значительно более низкие результаты на экзамене. Результаты эксперимента были такими впечатляющими, что видео с преподавателями стали неотъемлемой частью обучения.

«Научная» часть

Таких интересных историй я могу приводить еще очень-очень много, потому как, честно признаться, не ожидала, что моя программа пребывания в Маастрихте будет столь насыщенной. Изначально в составленном для меня профессором Мериенбуром графике значилось 7–8 встреч с ним и его коллегами, часть из которых проходила в других городах. В итоге же этот список расширился почти в два раза: все старались посоветовать еще кого-то из своих знакомых и коллег, кто мог бы быть мне полезен, с кем-то не хватало времени все обсудить за один раз…

Первые мои встречи проходили в Департаменте развития образования и исследований. Еще до поездки я подробно изучала статьи и книги профессора Мериенбура и пыталась вникнуть в его уникальную модель конструирования образовательных программ. Несмотря на то, что книги написаны очень доступным языком, до конца разобраться так и не удалось — казалось, что модель слишком сложна и мне явно недостает каких-то знаний. Однако на первой же встрече профессор очень живо и, как говорится, «на пальцах» все разложил по полочкам, поведав замечательную историю о разработке программы обучения парикмахеров. «Вот представьте, — рассказал он, — я почти два месяца провел в салоне и следил за тем, с какими запросами и пожеланиями люди приходят к парикмахерам: мужчина с короткой стрижкой хочет, чтобы его подровняли под машинку; одной женщине нужно покрасить волосы в один цвет, другая  хочет мелирование, третья — покраситься и постричься, четвертая с кудрявыми волосами — покраситься и сделать модельную стрижку, да еще выпрямить волосы и заламинировать их».

После того как все запросы стали повторяться (стоит сказать, что было накоплено около 1500 таких запросов), наблюдение прекратили и перешли к сортировке профессиональных задач по трем категориям, от простых к наиболее комплексным, требующим одновременно задействовать несколько компетенций. Далее, для каждой категории разрабатывались специальные задания, предполагающие различную степень участия преподавателя в них: сначала несколько простых заданий, например, подравнять под машинку, демонстрировались студентам самим преподавателем, затем студенты получали возможность попробовать свои силы самим, но под контролем преподавателя, а уже в конце они должны были продемонстрировать свои умения самостоятельно.

Освоив простые функции, студенты переходили к освоению более сложных задач, например, покрасить и постричь одновременно. Здесь действовала та же схема: от максимальной поддержки со стороны преподавателя — к полной самостоятельности. Все это обрамляется оценочными процедурами, до которых студент допускается только после успешного прохождения каждого этапа. Такая модель, помимо прочего, позволяет студентам с разными стартовыми характеристиками начинать обучение не с самого начала, а только с того места, откуда это необходимо. Как можно понять, в основе модели лежит не привычный нам компетентностный подход, ядром ее является профессиональная задача, с которой студент столкнется в реальной трудовой деятельности.

Итогом моего пребывания в Маастрихте явилось ясное представление о том, что и как нужно делать дальше, как превратить ремесленное умение конструировать игры в научно-обоснованную профессиональную деятельность

Похожая конструкция легла в основу обучения врачей в Голландии, где основой любой программы является профессиональная проблема. Результаты такого образования изменили и саму систему здравоохранения. Наверняка каждому знакома ситуация, когда от терапевта вас отправляют сначала к одному врачу, от него к другому, и так далее. Каждый врач норовит выписать свое лекарство. Пациенты ходят из одного кабинета в другой и пытаются состыковать все полученные назначения и советы. В Голландии же все врачи приходят к пациенту сами в один кабинет и решают не отдельные проблемы больного глаза, горла, сердца и т.д., а комплексно рассматривая все симптомы и жалобы.

Из разговора с Яном-Иестом Ретнансом (Jan-Joost Rethans), директором Департамента медицинских образовательных программ университета Маастрихта, я узнала, что за последние двадцать лет обучение в этой сфере претерпело кардинальные изменения. Тогда, защищая свою кандидатскую диссертацию, профессор Ретнанс провел интересный эксперимент. Одна и та же группа студентов-медиков сначала в ходе симуляции взаимодействовала с пациентами, которыми были специально обученные люди, понимая, что это игровая обучающая ситуация. В следующий же раз пациенты тоже были подставными, но студенты об этом не знали. Ожидалось, что студенты, показавшие лучшие результаты в обучающем мероприятии, заведомо должны продемонстрировать их и в «условно реальном взаимодействии». Но гипотеза не подтвердилась, результаты оказались абсолютно непредсказуемыми.

Именно этот эксперимент и послужил началом большой работы в Университете Маастрихта по выстраиванию таких образовательных программ, которые могли бы максимально приблизить демонстрируемые студентами результаты обучения к их деятельности в реальной трудовой практике.

Профессора Мерриенбур и Ретнанс рассказывали о том, какое место симуляции занимают в современных образовательных программах и каким потенциалом обладают. Однако все это время мне не давал покоя один вопрос: все примеры были связаны с профессиями, где более-менее объективно можно увидеть и измерить результаты: ровно/неровно подстриг, правильно/неправильно проанализировал рентгеновской снимок и т.д . Что же делать с менее наблюдаемыми и объективно оцениваемыми конструктами, такими как лидерство? Ответ нашелся неожиданно все в той же медицине у Ули Штрауха (Uli Strauch) — главного анестезиолога-реаниматолога Университетской клиники Маастрихта.

Оказывается, что одной из главных составляющих подготовки медиков является тренинг на лидерство и оценка лидерских навыков через симуляцию. Например, в ходе проведения операции, особенно если что-то идет не по плану, критическим оказывается умение работать в команде и лидерские качества врача, способного слаженно организовать работу всей группы специалистов. Мне посчастливилось не только услышать интересный рассказ, но и поприсутствовать на одной из таких симуляций в Симуляционном центре клиники.

В центре полностью воспроизведены операционные комнаты со всем оборудованием и специальными манекенами-роботами, которые способны имитировать жизнедеятельность человека. В отдельной комнатке сидят тренеры, которые изменяют различные параметры, создавая специальные кризисные ситуации, и руководят еще одним тренером, находящимся в операционной и специально пытающимся внести разлад в работу команды. Наиболее ценными для меня оказались советы профессора Штрауха по разработке и валидизации оценочного инструментария на основе игровой (симуляционной модели), включая разработку концептуальной карты, оценочных листов и сценария симуляции.

Итогом моего пребывания в Маастрихте явилось ясное представление о том, что и как нужно делать дальше, как превратить ремесленное умение конструировать игры в научно-обоснованную профессиональную деятельность.

«Культурная» часть

Но возможность «подумать», оторваться от рабочих дел и полностью посвятить свое время диссертации в кругу ведущих экспертов — это не единственное, чем была полезна и интересна эта поездка. Были и путешествие по загадочным каналам Амстердама, и изучение творчества Ван Гога, и «Ночной Дозор» Рембрандта, и кубические дома Роттердама, и старинные замки и подземелья Маастрихта, и современная архитектора во всех ее причудливых проявлениях, и вкуснейшие выпечка и сыр… Глубоко окунуться в жизнь и культуру Голландии позволили два события — во-первых, традиционный карнавал, который проходил в северных провинциях страны и центром которого стал Маастрихт; во-вторых, знакомство с семьей известного голландского дизайнера, у которого, по счастливому стечению обстоятельств, я снимала квартиру на время стажировки.

На своем опыте я убедилась, что стажировка — это уникальный шанс получить не только запланированные результаты по продвижению в своем научном исследовании, но и новые знания о культуре и жизни других людей, эмоции и вдохновение от встреч, феерических событий и удивительных мест, в которых ты оказался, плутая по улицам прекрасного незнакомого города

Сначала о карнавале. О предстоящем грандиозном событии мне стали наперебой рассказывать в мой первый же день в Университете. Рассказы сопровождались советами заранее запастись едой и обязательно найти подходящий карнавальный костюм, без которого я буду выглядеть просто «голой». Карнавал — это предшествующий Великому посту трехдневный традиционный праздник, когда люди от мала до велика наряжаются и веселятся до упаду. О грандиозности предстоящего события свидетельствовали забитые наглухо деревянными панелями витрины всех магазинов и кафе Маастрихта, а также узенькие улочки, ставшие еще более узкими от воздвигаемых антивандальных барных стоек. Масштабы и феерия праздника меня просто потрясли — это был впечатляющий полет вдохновения, креатива, счастья и безудержного веселья вне всяких рамок и стереотипов. По счастью, один из моих знакомых и коллег из Левена согласился сопровождать меня на карнавале. Долго думать над костюмами не было времени, поэтому накануне мы заглянули в ближайший магазин и обзавелись несколькими аксессуарами, которые в дополнение к прическе и макияжу позволили ощутить себя частью праздника. 

«Бытовая» часть

И напоследок немного о моем жилье и прекрасной семье, которая сделала мое пребывание в Маастрихте по-настоящему теплым и домашним. Когда я вошла в квартиру, которая должна была стать для меня домом на ближайший месяц, я подумала, что оказалась в музее современного искусства. Впоследствии оказалось, что это почти правда. Причудливых форм лампы и светильники, один из которых подарил известный итальянский дизайнер Микеле де Лукки — архитектор знаменитого моста Мира в Тбилиси; высоченные потолки с балками; абстрактные полотна на стенах… Я подумала, что именно с современным искусством у меня и ассоциируется Голландия, а эта квартира — идеальное место для жизни на время моей стажировки. Контраст дизайна квартиры с видом из окна на средневековую Базилику Святого Серватия еще больше интриговал и завораживал. Хозяином квартиры оказался известный в Голландии архитектор Джо Коэнен, построивший популярную у туристов и жителей города Публичную библиотеку в Амстердаме.

Хозяин с семьей жили на первом этаже дома, и уже через несколько дней после моего приезда они пригласили меня в гости, где за бокалом вина и вкуснейшими сладостями, которые хозяйка Марлис тщательно отбирала в трех разных кондитерских Масстрихта, мы несколько часов разговаривали о культуре, политике, архитектуре, обсуждали то, как кафе и маленькие частные продуктовые лавочки и кондитерские на первых этажах зданий в городе позволяют людям общаться и не терять связь между собой, что это является прочной базой для развития гражданского общества и просто счастливой жизни, а не «выживания» в условиях полной изоляции в многоэтажных домах и многоуровневых дорожных развязках... Над тем, как осуществить такой проект в Москве, где население сопоставимо с населением всей Голландии, Джо обещал подумать.

Как только я заикнулась про то, что хочу посмотреть Амстердам, он по старинке на куске кальки нарисовал мне карту с достопримечательностями, чтобы мне проще было ориентироваться, нашел подходящие по расписанию поезда и даже одолжили мне свою музейную карту. За такими теплыми разговорами мы иногда проводили вечера, что очень помогало чувствовать себя как дома и вдали от него.

На своем опыте я убедилась, что стажировка — это уникальный шанс получить не только запланированные результаты по продвижению в своем научном исследовании, но и  новые знания о культуре и жизни других людей, эмоции и вдохновение от встреч, феерических событий и удивительных мест, в которых ты оказался, плутая по улицам прекрасного незнакомого города.

 


 О визите профессора Мериенбура в Инобр можно прочитать здесь. 

 

Подробнее об аспирантской школе по образованию Института образования ВШЭ тут.
Прием документов — с 1 июня по 9 сентября 2016 г.

Очно-заочные магистерские программы Института образования ВШЭ:

- для учителей истории, обществознания, русского языка и литературы:
"Информационные ресурсы исторической науки"
"Политические вызовы современности"
"Филологическая герменевтика школьной словесности"

- для директоров и завучей школ, специалистов органов управления образованием:
"Управление образованием"

- для руководителей и экспертов-аналитиков высшего образования:
"Управление в высшем образовании"

Прием документов с 1 июня по 13 сентября 2016 г.
 
(бюджетные места)
Подробности тут.