• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Меню

Институт образования

Содействовать доказательному улучшению сферы образования и человеческого развития

Перестройка школы 2.0: золотое время игры

Школа приходит в себя после глубокого потрясения. Месяцы невероятного напряжения для большинства детей сменились каникулами. Пожалуй, никогда школа не ощущала такого внимания всего общества. Работа «за стеклом» проявила многие застарелые проблемы. Опираясь на исследования и комментарии экспертов, отдел продвижения Инобра разбирает возможные решения и анализирует новый опыт.

Перестройка школы 2.0: золотое время игры

Испытание свободой

Хотим «обычную» школу! — голоса учителей и родителей слились в возмущенном хоре. 70% из них оценили свой опыт онлайн-обучения как стресс, а петицию против уже подписали 200 тысяч человек. Это было шоковая, но все же терапия, — сохраняют рассудительность эксперты. Какой реально будет учеба после 1 сентября, не знает никто. 

История повторяется, — считает академик РАО Виктор Болотов. Похожую встряску система образования уже переживала во время перестройки, когда освободилась от партийного контроля и идеологии.

После принятия нового закона «Об образовании» немедленно в министерство на Чистые пруды пришли директора: хорошо, мы свободны, а теперь скажите, что нам делать?

Болотов Виктор Александрович
Научный руководитель Центра психометрики и измерений в образовании, ординарный профессор ВШЭ

Готовых рецептов не было, но стали возможны эксперименты. Сильные директора взялись за авторские проекты, но их век, за редким исключением, оказался недолгим: без инструментов масштабирования авторские школы переставали существовать, когда по какой-то причине уходил харизматичный лидер.  

Теперь диффузию инноваций поддерживают невиданные прежде технологии. Новые участники и плотность образовательной среды изменили сам темп развития. Идеи и решения немедленно выходят из одной локации, развиваются и становятся явлением.

Но главным все же остается педагогическая концепция и умение сформировать коллективы.

Абанкина Ирина Всеволодовна
Главный научный сотрудник Центра финансово-экономических решений в образовании

Получила школа новый ресурс свободы? «Да, конечно, — говорит Виктор Болотов, — в обычное время свободу школе и ученику сильно ограничивают, главным образом, учитель и учебник». «Цифра» избавляет педагога от бесконечной рутины —  освобождает время для творчества, диалога и работы над развитием гибких навыков. Как бы ни менялся ФГОС с федеральным перечнем учебников — в интернете уже масса материала, который сделан лучше и интереснее.

Как поступят директора в новых условиях: станут искать инструкции или делать новую модель своей школы — остается основным вопросом. Скептиков большинство, но тектонические сдвиги неизбежны. Пандемия уже выпустила цифрового джина.


Рушатся стены

Еще недавно школа была «ламповой»: учебу в онлайн-режиме в лучшем случае считали неким украшательством, необязательной экзотикой. Цифровой грамотностью не владел каждый третий учитель, и только в каждой пятой школе скорость интернета позволяла полноценно работать в Сети.

Словно в насмешку над консерватизмом многих учителей, которые до последнего боролись с мобильными на занятиях, пандемия их самих «вывела из класса» и на несколько месяцев сделала частью экрана.  Похоже, учителя усвоили урок: половина из тех, кто впервые попробовал цифровые инструменты, заявили, что теперь и дальше будут с ними работать.

Преимущества онлайна оценили и ученики. 

Среди главных плюсов онлайна — возможность закрыть дефицит учителей. «В отдаленных населенных пунктах отсутствие учителя может быть решено онлайн уроками при создании условий и техническом оснащении. Такой опыт в некоторых регионах есть и очень успешен. Учитель может работать в школе по договору, физически находясь в другом регионе», — приводит пример Наталия Киселева, учитель математики, входящая в топ-50 по версии Global Teacher Prize. 

Кооперация поможет развивать разные образовательные траектории, продолжает тему директор Лицея ВШЭ Дмитрий Фишбейн. Какой бы хорошей ни была школа, она не может «подходить всем». А разные уклоны в интересах неизбежны — если это старшие классы, по-другому не подготовиться к поступлению в вуз. По его мнению, до 20% предметов можно проходить «на стороне» и только засчитывать в школе. 

Подстегивают развитие новой школы и игроки EdTech:

Раньше они легко делили рынок, а сейчас, чтобы сохранить пользователей, будут расширять линейку, монетизировать ресурсы и работать над качеством.

Милкус Александр Борисович
Заведующий проектно-учебной лабораторией медиакоммуникаций в образовании

По мнению Ирины Абанкиной, платформы смогут выступать в роли «постоянного тьютора при освоении программы, потому что дают ребенку возможность оценить дефициты, понять свои преимущества и идти дальше по образовательному маршруту».

Движение навстречу глобальной «цифре» началось не только снизу. Министерство просвещения заявило о старте эксперимента по созданию цифровой образовательной среды в 14 регионах. По сути, началось проектирование нового образовательного пространства без физических границ — традиционно классно-урочный формат теряет свою монополию.

Школа перевернулась

Российские подростки не только готовы жить в ситуации неопределенности, но и настроены позитивно, — показывает исследование, которое охватило 70 тысяч человек.  
Основной же проблемой онлайна подростки назвали отсутствие общения (93%). В школу хотят вернуться более 60%, но стремятся туда ради друзей, первой любви, дискотек и спортивных соревнований. «Если спросить любого взрослого что он помнит о годах учебы, вряд ли кто-то назовет урок математики по теме «Формулы сокращенного умножения» в седьмом классе», — говорит Наталия Киселева. 

Вопрос в том, как сложатся отношения со школой после радости первых встреч. Дистант сильно повлиял на культуру отношений ученика и педагога. Оказалось — привычные учителю доминирование и контроль легко «выключить» одним нажатием кнопки. На первый план вышли умение договариваться и удерживать интерес ребенка. 

Учителей, которые постараются не замечать изменений, ожидает жесткое приземление: современное поколение их просто перешагнет. Дети будут говорить: «А можно я это сам быстренько прочитаю и сдам?», «А вот на такой-то платформе — по-другому». Вы же не можете запретить детям дома пользоваться всеми альтернативными источниками.

Ковалева Татьяна Михайловна
Президент Межрегиональной тьюторской ассоциации

 «Само выражение «хожу в школу» начинает постепенно отмирать», — считает Ирина Абанкина. Экосистема онлайна делает ее  агрегатором и точкой сборки самых разных возможностей, активностей и внешних ресурсов. Похожий подход уже известен как метод перевернутого класса — когда главную роль на уроке играет не лекция, а обсуждение, практическая и творческая работа. Теперь перевернутой оказывается вся школа.   

Мобилизация учителя

Резкий переход на дистант застал педагогов врасплох. Не хватило техники, качественного интернета, и главное — навыков.

В лучшем случае, школа учила работать со стационарным компьютером и не готовила к использованию «экранных» технологий. В этих гаджетах столько всего «зашито», в том числе для общения и развития коммуникативных навыков, но детей часто даже не просят набирать в них текст — только фотографировать тетрадки.

Королева Диана Олеговна
Заведующая Лабораторией инноваций в образовании

 Лишь четверть школ занимались настоящим дистанционным обучением — остальные симулировали: такую оценку дал ректор МГПУ Игорь Реморенко. Они просто пережидали и теперь хотят забыть всё, что связано с дистантом, как страшный сон. Но сделать вид, что ничего не произошло, вряд ли получится: новый опыт готовы развивать прогрессивные и амбициозные педагоги.

«У учителя появился шанс стать сетевым педагогом, медиапедагогом, онлайн учителем, предлагать свои услуги директорам со всей страны, развивать сетевые школы. Тем более, еще до пандемии, в рамках кампании по цифровизации образования многие получили и получат хорошее оборудование. Это новый вектор в развитии учительской профессии, это может влиять на всю практику репетиторства — рассказывает Наталия Киселева. — Мы с коллегами обсуждали реалии и возможности открытия онлайн-школы по математике». Сегодня это кажется экзотикой, но в перспективе такие команды способны составить конкуренцию штатным учителям и перераспределить рынок репетиторов.          

Самую ощутимую помощь могут получить школы сёл и маленьких городов, где часто не хватает хороших предметников. Но в авангарде изменений окажутся элитные школы, где собираются мотивированные дети, — полагает Александр Милкус: «Также развитие может начаться, когда есть толковый администратор и заинтересованность управления образованием. Прогрессоров всегда мало — продвинутых  школ не больше 20-30%. Боюсь, что новая эпоха онлайн обучения приведет к новому виду сегрегации — цифровой. Посмотрите: даже в 14 экспериментальных регионах доступ к новым компьютерам, к высокоскоростному интернету получат не все, а только избранные — те, кто уже умеет хорошо  работать с цифровыми технологиями. Те, кто так и не освоил компьютерные технологии на современном уровне, еще больше по навыкам и возможностям отстанут от лидеров. Но ведь в этих школах тоже учатся дети и они тоже имеют полное право учиться с применением самых передовых технологий».

Тем более, что после двух с половиной  месяцев дистанта интерес к технологиям и обмену опытом пробудился даже в тех школах, где прежде отвергали саму возможность учиться онлайн. Во время пандемии многие школы своими силами обучали педагогов — проводили тренинги и курсы. 71% учителей и 86% управленцев рассказали о выросшем уровне взаимной поддержки.

Растущая система внутреннего взаимного обучения, выстраивание горизонтальных связей — один из важных итогов дистанта. Ровно тот путь, которым рекомендует идти ОЭСР, называя успехи ряда стран в международных исследования. В дистанте построились новые формы педагогического развития в деятельности и взаимодействии, обучение у мастеров-практиков, а не методистов районного ИРО. Это отбросит консервативные институты повышения квалификации далеко назад.

Киселева Наталия Александровна
Финалист конкурса The Global Teacher Prize 2017

Горизонтальное взаимодействие — шаг к развитию школы, переход от конкуренции к сотрудничеству и сотворчеству. Это снимает риски недоверия внутри коллектива, позволяет прорабатывать схемы разделения труда: например, одни ведут онлайн занятия, другие адресно помогают отстающим, третьи проверяют выполненные задания, а четвертые разрабатывают дидактические материалы.

Найти гармоничное сочетание онлайна и офлайна очень важно. Нужно выстраивать гибридные практики, считает Татьяна Ковалева, потому что без офлайн-составляющей никуда – это человеческий контакт, некая тактильность, без которой не обойтись в образовании. Без новых форм обучения школа не успеет за развитием общества. У прогрессивных учителей уже произошла переоценка ценностей: они поняли, что педагогический дизайн — не красивые слова, а область знаний, у которой есть солидный практический потенциал.

Одной из главных задач учителя становится умение «передать контент» ребенку, адаптировать его. «Мы же увидели в дистанте, что невербальных каналов не хватает, в зуме труднее считывать эмоции, взаимодействовать. Онлайн прагматичен», — напоминает директор Сибирского института управления РАНХиГС Олег Федоров. А значит, чтобы сочетать разные форматы, учитель должен мобилизовать весь свой педагогический талант.


Призрак рынка

Система образования консервативна. Но «невидимая поступь прогресса» меняет ее все равно —  и за этими переменами интересно наблюдать. Наиболее продвинутые школы стали использовать возможности онлайна еще до пандемии, в том числе и потому, что почувствовали конкуренцию с другими форматами обучения.

В Москве и других крупных городах растет количество ребят, которые уходят на другие формы обучения. Еще три года назад мы поняли, что либо делаем вариативную интересную среду «не колеи», либо теряем учеников.

Фишбейн Дмитрий Ефимович
Директор Лицея НИУ ВШЭ

Вряд ли такой вызов чувствует массовая школа. Александр Милкус напоминает, что большая их часть не бьется за количество: «Система нормативно-подушевого финансирования так и не прижилась, потому что детей много, а учителей мало. Экономика далеко не везде заставила школу меняться».

На пути к переменам есть и другие барьеры. Например, ни музею, ни библиотеке, ни университету по закону нельзя «передать» школьный предмет — а ведь на многих из этих площадок есть свои интересные образовательные программы. Ирина Абанкина предлагает наделить их таким правом и разрешить семьям самим выбирать, где и как учить вариативную часть школьной программы. Для этого выдавать специальные сертификаты.   

  

«Надо позволять ученикам и их семьям делать осознанный выбор, нести за него ответственность и создавать собственную гибкую траекторию в обучении», — убеждена Ирина Абанкина. Такой опыт есть в дополнительном образовании. На протяжении двух лет в 42 регионах работали механизмы персонифицированного финансирования. Прозрачность электронных сервисов бюджета, риск-ориентированный менеджмент в контроле качества — всё это очевидные плюсы сертификатов.

Однако рыночные механизмы не годятся для всей школы. Они могут быть эффективны для старших классов, где дети в состоянии осознанно выбирать. Ограниченно — в основной. И я убежден, что нельзя делать рынок из начальной школы, потому что это базовая социальная ответственность.

Федоров Олег Дмитриевич
Директор Сибирского института управления – филиала РАНХиГС 


Твоя игра

Напряжение и дефицит общения оказались настолько сильными, что психологи предупреждают о «ментальных трудностях на выходе из карантина» для детей и подростков. Это накладывает дополнительную ответственность на школу — бережно ввести учеников в новую реальность.  

Три месяца с минимумом классических уроков — «отец» финской образовательной реформы Паси Сальберг предлагает отдать это время игре и общению. «Так мы улучшим здоровье и благополучие детей, повысим шансы на успех в жизни», — обратился он к педагогам. Такой период он предложил назвать золотым временем игры, и выразил надежду, что «дети и учителя сделают игру постоянной частью образования».

С новым опытом школа должна перестроиться и стать пространством развивающей коммуникации, считает Наталия Киселева. Но от большинства учителей трудно ожидать энтузиазма: они устали и постараются максимально вернуться к привычному образу жизни — об «эффекте маятника» предупреждает заслуженный профессор ВШЭ Анатолий Каспржак. 


Новаторов мало в принципе, а тех, что есть, «за фалды хватают родители» — так описывает ситуацию Александр Милкус: «В основном, семьи даже более консервативны, чем школа. Многие учителя рассказывали: когда внедряли электронный дневник, родители были против. Запрос же формирует основная масса».

Тех, кто захочет пробовать новое, может быть не более 20–30%: это обычная статистика инноваций, — считает Татьяна Ковалева. Примерно столько же будет категорически против: «Им никогда не понять друг друга, как курице и перелетной птице, поэтому главная задача — не спорить, а увлечь остальное большинство, которое наблюдает и сомневается».

Образование подошло к развилке — 1 сентября «запирать» детей обратно в классы или все-таки  «перепридумать» школу, чтобы подружить реальную и виртуальную среду на пользу ребенку. Ровно через сто лет легендарные двадцатые с их надеждами на лучшее и поиском новых форматов повторяются. И в эту игру, действительно, стоит сыграть. Разве не так?