• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

QuaranTeens-4: отношения с родителями больше не ритуал

QuaranTeens-4: отношения с родителями больше не ритуал

Подросткам и так непросто уживаться с родителями, а тут еще — самоизоляция. И без нее-то бывает некуда деваться от непонимания, конфликтов и скандалов, но можно хотя бы хлопнуть дверью и пойти к друзьям или куда угодно. А если и выйти нельзя? Эксперты Центра исследований современного детства Инобра ВШЭ завершают QuaranTeens — серию бесед с подростками 14 – 17 лет из Москвы, Московской и Свердловской областей. Как они «выживали» взаперти с родителями, стало ли больше конфликтов и как изменились отношения в семье?

«Попали» жители мегаполисов

Среди опрошенных самоизоляция всей семьей оказалась распространенным сюжетом, скорее, в крупных городах. В небольших поселениях чаще всего, как минимум, один из членов семьи продолжает регулярно ходить на работу или покидать дом по другим причинам. 

“Отец работает на водоканале, так что вынужден ходить на работу” (17 лет, Михайловск, Свердловская область)

“Как работали родители, так и работают, поэтому отношения такие же, хорошие. Просто мы как были в разных местах, так и остаемся. То есть они на работе, а я дома” (17 лет, Екатеринбург)

“Батя военный, сейчас он в гарнизоне, и у него ничего не поменялось” (17 лет, Московская область)

У некоторых состав семьи временно изменился. Одни были вынуждены самоизолироваться в другом месте, а у кого-то, наоборот, в доме прибавилось родственников. Некоторые подростки отмечали, что такая непривычная ситуация влияет на их чувства и на отношения в семье в целом: например, скучают по одним и раздражаются из-за присутствия других

“Мама самоизолировалась на даче, потому что у нее плохой иммунитет. Маму я, получается, уже недели три не видел” (17 лет, Екатеринбург)

“В марте к нам приехала бабушка с Кубани… и так и не уехала. Ввели карантин, и она застряла. Папу это очень бесит, он старается меньше времени проводить дома, у них плохие отношения, и когда они оба дома, все ругаются” (16 лет, Московская область)

«Чуть что — просто ухожу из комнаты»

Необходимость проводить вместе больше времени, чем привычно, да еще и в достаточно тесном пространстве, может приводить к росту эмоционального напряжения и увеличивать риск конфликтов. Однако подростки, с которыми мы общались, отмечают, что основной их стратегией стало избегание конфликтов. Вопреки ожиданиям, большинство ребят утверждает, что стычек с родителями не стало больше.

“Я не думаю, что что-то сильно изменилось… Конфликтов особо больше не стало, и меньше не стало” (14 лет, Москва)

“Я просто в буквальном смысле ухожу от конфликта. Как только кто-то начинает говорить мне что-то неприятное, я ухожу из комнаты” (14 лет, Москва)

“Ссоримся не больше и не меньше. В принципе, всё как обычно” (17 лет, Екатеринбург)

Куда деваться с подводной лодки?

Сидение дома вместе может приводить к новым коммуникативным практикам. Так, некоторые осознали, что нужно договариваться.

“Конфликтовать особо нет смысла. Я понимаю, что родителям тоже не особо по кайфу это всё. Как подводная лодка: если сильно поссоримся  всё равно никуда не деться, поэтому мы договорились сразу тормозить. И отношения улучшились. Лучше, чем раньше даже” (16 лет, Московская область)

Если в обычной жизни за доброжелательность в семье чаще отвечают взрослые, сдерживая раздражение, проявляя терпение и давая ребенку возможность продемонстрировать «бурю и натиск», то в новой ситуации им пришлось разделить ответственность с подростком. Сравнение с подводной лодкой указывает на равные, симметричные отношения. Подростки — начинают вести себя бережнее по отношению к родителям, и это важный результат сплочения и внимания друг к другу перед лицом неопределенности.

«Родаки больше не делают вид, что всё знают»

В нескольких интервью подростки отмечали такую тенденцию, как уход от некоторой “ритуальности” отношений с родителями к более равным и допускающим диалог. Некоторые признались, что впервые задумались о переживаниях и трудностях родителей. 

“Я думала, мы ссориться будем каждый час, а мы, наоборот, договорились, как равные. Это отец предложил. Я недавно поняла, что мне о них (родителях) заботиться нужно больше, чем им обо мне. Для них и вирус опаснее, и переживают они больше по всяким мелочам” (16 лет, Московская область).

Внештатная, стрессовая ситуация влияет на то, как дети и родители видят друг друга и как относятся к отношениям. Некоторые рассказали, что увидели родителей более объективно, почувствовали их сомнения и непонимание ситуации, необходимость добывать ресурсы. 

“Родаки больше не делают вид, что они все знают наперед, не говорят, что всё это уже было и известно, чем закончится. Мы вчера обсуждали с мамой ночью, что будем делать, если одно, если другое. Она сказала, что у меня хорошо голова варит и вообще, не ожидала, что я много обо всем знаю” (16 лет, Московская область)

“Родители больше стрессуют. У них работа, они же работодатели, им надо давать зарплату, а сейчас такая дилемма, что деньги неоткуда взять” (14 лет, Москва).

Одни и те же лица

Некоторые подростки порадовались, что члены семьи стали больше времени проводить вместе. Есть и те, кто при этом отмечает усталость — впрочем, скорее не от общения с семьей, а от ограниченности общения вне дома. 

“Наверное, мы стали чуть-чуть ближе, стали немного больше общаться, но у меня сейчас больше усталости от семьи, потому что мне надо как можно больше людей для общения, а тут постоянно одни и те же” (17 лет, Михайловск, Свердловская область)

“От того, что много общения с семьей — радость, конечно, большую часть времени, но потом становится как-то так… слишком, что ли” (15 лет, Москва)

“Мы стали больше времени проводить вместе, но в отношениях ничего не изменилось. У нас и так крепкие отношения. Доверительных разговоров, возможно, стало больше немножко” (14 лет, Москва).

“Отношения у нас нормальные. Отец меня понимает, мама сестрами занята и не вмешивается. С батей и раньше по душам говорили иногда, когда все началось, он сказал, что жизнь продолжается, ничего не изменится, главное — всё делать как надо. Стараемся жить как всегда” (17 лет, Московская область)

Отношения с «мелкими»

Обычно отношения между подростком и его младшими братьями и сестрами складываются непросто, но во время самоизоляции общение с ними стало более активным, а главное — прибавилось заботы и помощи друг другу. 

“Я помогаю младшему брату. Делаю за него литературу, труд, ИЗО и так далее” (17 лет, Екатеринбург)

“Я живу с двумя мелкими сестрами. Сестры в 3 классе, уроки-мультики-уроки. Сестер пытаюсь к спорту приобщить пока время есть, но им телефон интереснее” (17 лет, Московская область)

“Брат стал помогать мне в учебе, если что, я его прошу, и мы вместе разбираемся” (14 лет, Москва)

«Воюем за каждый сантиметр»

Особенно важным оказался вопрос разделения территории. Бесценна возможность остаться наедине с собой, заняться своими делами, укрыться от взглядов и разговоров – это отмечали все подростки. Очевидно, что очень важна такая возможность не только для самих подростков, но и для других членов семьи. Своя комната или хотя бы какая-то часть пространства позволяет разграничивать общее и личное и выбирать между ними. Те, у кого такой возможности нет, чаще выходят на улицу. 

“У меня своя комната, комп, книги, гантели. Никто меня не контролирует” (17 лет, Московская область)

“Мы с моим братом живем в одной комнате, так что мы с ним ничего не разделяем. А мама с папой могут (делить помещения). Мы с ними не занимаем комнаты одновременно, то есть они могут попросить подождать, попросить, там, повесить белье, и потом мы занимаемся своими делами” (14 лет, Москва)

“У нас достаточно большая семья и все непременно хотят составить мне компанию, видимо, они думают, что я очень страдаю от одиночества, поэтому это немножко в какой-то момент начинает надоедать” (14 лет, Москва)

“Отвоевываем каждый сантиметр. Ну, на самом деле, если что, я могу убежать в свою комнату” (14 лет, Москва) 

“Раньше мы редко были дома все одновременно, а сейчас у нас, получается, четыре человека все время, поэтому я стараюсь меньше быть дома” (16 лет, Московская область)

Наши кейсы показывают, что самоизоляция может идти на пользу семейным отношениям. Общение между подростками и родителями становится более глубоким: те и другие стараются быть внимательнее к потребностям и заботам друг друга. Перед лицом общего стресса родители чаще воспринимают подростков как равных, в отношениях с младшими братьями и сестрами появляется больше заботы и помощи. Пребывание взаперти стимулирует и подростков, и взрослых к рефлексии, чувствительности к другим, развитию навыков поддержки и переговоров. Повышается внимание к деталям, на которые раньше не обращали внимание. Но все же залог хороших отношений — сохранение некоторой автономии, и в первую очередь – возможности оставаться наедине с собой.

В прежних выпусках проекта QuaranTeens можно прочитать, с какими сложностями сталкивались подростки в учебе и как социальная изоляция повлияла на их общение и досуг.