• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Нельзя просто переложить в онлайн традиционные формы обучения»

Дискуссия и важные цитаты участников в рамках круглого стола «Онлайн-обучение в вузе: риски и возможности»

«Нельзя просто переложить в онлайн традиционные формы обучения»

Массовые открытые онлайн-курсы (МООК)

С 2012 года увеличивается количество онлайн-курсов, представленных на разных платформах, также число слушателей стабильно растет, к 2019 году оно достигло 110 млн человек. 

По собранным данным, в России наблюдается такая же тенденция, как и в других странах – на курсы регистрируются граждане, у которых уже есть высшее образование и работа. 

иллюстрация из презентации У. Захаровой, Т. Семеновой, К.Вилковой

Массовые открытые онлайн-курсы (МООК) имеют широкий охват и способствуют укреплению бренда университета. Например, именно благодаря университетским МООК 46% слушателей услышали впервые о Томском государственном университете, об одном из старейших и ведущих университетов России. 

Обзоры зарубежных и российских исследований показывают, что есть определенная неготовность системы к внедрению онлайн-курсов. Сами администраторы еще не готовы к тому, чтобы использовать онлайн-курсы в учебном процессе, а преподаватели не доверяют результатам, которые получают слушатели по результатам обучения онлайн. К тому же, интеграция онлайн-курсов ассоциируется у преподавателей с профессиональными рисками – люди просто боятся быть уволенными.

иллюстрация из презентации У. Захаровой, Т. Семеновой, К.Вилковой

Онлайн-степени

Очень многие эксперты начали называть 2018 год годом нового подъема МООК, потому что появился новый формат интеграции этих курсов в учебную деятельность вузов. Сейчас насчитывается около 50 программ с онлайн-степенью. 

Возникает вопрос, а если массовые открытые онлайн-курсы (МООК) не являются «подрывной инновацией», которая может полностью изменить ландшафт в системе высшего образования, то что же тогда они из себя представляют? Делается вывод, что, возможно, МООК заняли свою нишу, и она связана с аутсорсингом онлайн-степеней, когда предоставляется онлайн-программа либо уровня бакалавриата, либо уровня магистратуры. Статистика демонстрирует рост таких программ.
 

Семенова Татьяна Вадимовна
Научный сотрудник Центра социологии высшего образования

В России уже тоже есть кейсы онлайн-степеней – это две магистерских программы от МФТИ, одна из них реализуется совместно с РАНХиГС, магистерская программа от Высшей школы экономики. 

Онлайн-обучение – это инструмент решения задачи, а не само решение задачи. Например, возможно создание особых условий для студентов, которые перейдут после онлайн-курса обучаться в конкретный университет. А также это возможность создания адаптированной программы для лиц с ограниченными возможностями здоровья, специальные предложения для иностранных студентов. Важно включать цифровые образовательные технологии в стратегию развития организации – не просто создать онлайн-курс, а разобрать, какие именно задачи он может решить для университета. 

Презентация 1 (PDF, 744 Кб) 

Презентация 2 (PDF, 583 Кб) 

иллюстрация из презентации У. Захаровой, Т. Семеновой, К.Вилковой

Центр социологии высшего образования


Необходимо создать такие условия, чтобы все стороны были заинтересованы в развитии онлайн-обучения

 У нас не стоит вопрос использовать или нет онлайн-курсы, у нас задана внешняя рамка в виде национальных и федеральных проектов. Есть показатели, которых мы должны достичь к 2024 году, и без информационных технологий мы просто не сможем этого сделать. 

Виола Ларионова
Заместитель проректора по образовательным технологиям Уральского федерального университета

Необходимо создать такие условия, чтобы все стороны были заинтересованы в развитии онлайн-обучения. Для этого были внедрены модели, иллюстрирующие интерес каждого участника, которые четко описывают нормативные базы, показывают финансовые механизмы, а также выгоды и экономию каждого участника – что получает автор курса, преподаватель, директор института.

Онлайн-технологии – затратная вещь, поэтому если раньше мы инвестировали и не видели возврата от вложений, то сейчас мы снижаем бремя: меньше инвестируем, при этом институты легче идут на то, чтобы соинвестировать в онлайн-курсы, так как понимают, для чего они нужны. 

Исследования эффективности онлайн-обучения по глубине проникновения и замене традиционного образования не дают однозначного ответа. Самое главное – это педагогическая цель. Важно качество самих курсов: нельзя просто переложить в онлайн традиционные формы обучения, такие курсы однозначно хуже, чем традиционная форма. Технологии дают приращение только в том случае, если студент может потренироваться. Когда создана методическая система получения, закрепления информации и рефлексии за счет визуализации, развития интерактивных технологий и т.п. 

Презентация (PDF, 1.63 Мб) 

Виола Ларионова

зам. проректора по образовательным технологиям Уральского федерального университета


Экономия – конечно, хорошо, но только там, где это можно использовать точечно

Только при появлении заказа на сетевое обучение от вуза-партнера мы разрабатываем курс. По нашему мнению, лучше делать онлайн-курс на привлеченные инвестиции, потом использовать его в своем образовательном процессе, чем сначала создать, а потом искать, кто его будет использовать. 

За последние два года наш онлайн-курс начал применяться довольно активно внутри университета – сейчас чуть больше тысячи студентов проходят курсы взамен аудиторной нагрузки. С этим мы работаем очень аккуратно, экономия – это, конечно, хорошо, но только там, где это можно использовать точечно. Чаще всего – это краткие курсы для небольших аудиторий. 

Открытие последнего года: оказывается, онлайн-курсы можно связать с исследованиями и разработками. R&D и основное и дополнительное образование довольно любопытно совмещают и дополняют друг друга. 

Презентация (PDF, 799 Кб) 

Николай Токарев

директор Института  непрерывного образования СПбГЭУ «ЛЭТИ»

 


Сейчас по всему университету в процессе создания онлайн-курсов участвуют 600 преподавателей

Самое активное развитие началось с 2013 года, тогда мы стали внедрять онлайн-обучение, разрабатывать электронные курсы. Особенность внедрения была в том, что мы постарались переложить текущую деятельность преподавателя в онлайн-формат. Выстроили систему нормирования труда, в котором преподаватель создает электронные методические ресурсы, в том числе видеолекции, онлайн-контент, вебинары. Сейчас по всему университету в процессе создания онлайн-курсов участвуют 600 преподавателей с разной степенью вовлеченности. 

С 2017 года Вятский государственный университет полностью перешел на расчет заработной платы преподавателей не по часам, а по трудоемкости дисциплин, связанных с количеством студентов. Нам удалось те средства, которые были вложены в разработку онлайн-курсов, «диверсифицировать» в существующих студентов, то есть они смогли учиться онлайн и сохранить очное сопровождение преподавателей. 

Все могут начать учиться, но дойти до конца – значительно сложнее, мотивация должна быть достаточно сильной. Поэтому наша стратегия развития заключается в повышении качества онлайн-образования, при этом позиционировании университета в сфере онлайн-обучения. 

Презентация (PDF, 1.57 Мб) 

Александр Михеев
глава департамента электронного образования Вятского государственного университета

 


Возможно ли вообще обучать психологов таким опосредованным образом в цифровой среде

73% студентов Московского института психоанализа осваивают образовательные программы высшего образования в дистанционном формате. Культура онлайн-обучения главным образом отличается по контингенту студентов и по профессорско–преподавательскому составу. С введением дистанционного формата у нас резко увеличилось число студентов – от 105 в 2012 году до свыше 3800 человек в 2018 году. 


Преподавателям не хватает обратной связи от аудитории, потому что не все студенты имеют возможность выхода на онлайн-встречи из-за разницы часовых поясов. 

Серьезные дискуссии разворачиваются по поводу того, возможно ли вообще обучать психологов таким опосредованным образом в цифровой среде. Преподаватели указывают на то, что есть дисциплины, которые просто невозможно реализовать на онлайн-платформе. 

Направление онлайн-обучения является приоритетным, его курирует сам ректор, вкладываются все возможные ресурсы для развития онлайн-платформы. Студенты при входе проходят тестирование на когнитивные способности и психологические особенности. На платформе реализованы технологии для проектной работы, есть возможность проведения промежуточной аттестации в форме адаптивного тестирования, а также оценки видео-защит. 

Презентация (PDF, 679 Кб) 

Екатерина Соловьева 

первый проректор Московского института психоанализа


Решения о том, как должно развиваться онлайн-обучение – это политика вуза, потому что речь идет о конкурентоспособности университета в целом

Когда мы проводили опросы, мы узнали, что 30% тех, кто подписан на наши курсы на платформе Coursera, никогда ранее не слышали про Высшую школу экономики. Количество наших иностранных студентов регулярно растет примерно на 30-35% каждый год в течение трех лет, и 50% из них так или иначе смотрели наш онлайн-курс. Возможно, именно это повлияло на их выбор. Когда мы пишем курсы, наша цель – представить образовательную программу, научную школу или конкретного профессора, чтобы, посмотрев эти 10-12 лекций, студент захотел прийти.

Университет выбирает курсы ведущих профессоров зарубежных вузов или узкие нишевые курсы, когда мы не можем обеспечить присутствие этого ведущего профессора в нашем кампусе.

 Среди наших целей – обеспечить вариативность и качество преподавания, в том числе прозрачность управления обучением, потому что аналитика цифрового следа много нам чего рассказывает, и, конечно, продвижение в международном образовательном сообществе. 

Кулик Евгения Юрьевна
Директор по онлайн-обучению

На сегодняшний день у нас более 40 вузов-партнеров, для них мы регулярно проводим обучение, в рамках которого преподаватели-предметники обучаются как семинаристы, которые должны вести семинары в продолжение онлайн-лекций по нашим курсам. Автор курса работает с ними в течение пяти дней, рассказывая, какие конкретно задачи нужно решить после лекции, какие технические ошибки нужно отследить, на какие вопросы ответить, какие проекты провести. 

Слушатели предпочитают набор коротких практико-ориентированных курсов. Самый популярный курс – data science, а по специализации – курс, который длится 3-5 недель. 

Современная учебная среда предполагает совершение учебных действий, отслеживание своего прогресса, не чтение с экрана, а получение обратной связи на его действия. Развитие рекомендательных сервисов на базе аналитики цифрового следа студентов – это одна из те нденций, к которой мы движемся. 

Проблемы эффективности онлайн-обучения являются концептуальными, организационными, административными, не техническими. Решения о том, как должно развиваться онлайн-обучение – это не привилегия отдельных профессоров или отдельной кафедры, они должны приниматься как политика вуза. Потому что речь идет о конкурентоспособности университета в целом.  

Полная версия семинара