• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Молодежь идет в науку, но ненадолго»

Главные тезисы круглого стола «Российская аспирантура в поисках идеальной модели», который состоялся в рамках традиционного вторничного семинара НИУ ВШЭ. Свои мнения высказали исследователи высшего образования и руководители аспирантских подразделений российских вузов.

«13 % — это показатели,  которые драматично отображают плохую ситуацию в российской аспирантуре: это процент защитившихся в 2018 году. Если считать от когорты поступивших,  то дела все идут хуже: по нашим приблизительным оценкам это порядка 6-7%.  То есть это те, кто поступили 3-4 года назад в зависимости от специальности или формы обучения  и дошли до защиты и получения научной степени.

Однако стоит учитывать,  что в России большая часть аспирантов защищается существенно позже нормативного срока обучения. И если мы посмотрим на эту динамику — суммарные защиты без привязки к защитам в срок — мы видим, что  практически на в любых периодах:  и в период пика в 2005 году, и в период спада в 2017,  количество защит выше до трех раз.

Усиление учебной нагрузки и ее структурирование кажется многим  абсолютно бесполезной и совершенно ненужной для аспирантов. Однако данные исследования показывают, что треть  самих учащихся рассматривают в качестве одного из важных мотивов для поступления в аспирантуру  – обучение профессии. Люди приходят, чтобы учиться. Наша гипотеза в том, что, возможно, проблема не в учебной нагрузке, а в том, насколько она хорошо реализована в университетах.

Научные руководители говорят, что работа за пределами вуза — одна из самых важных причин отсева студентов. Подавляющее количество аспирантов говорит о том, что они идут для развития своих исследовательских и преподавательских навыков. Однако работать «по специальности» во время учебы могут далеко не все: из 90% работающих аспирантов в вузе работают не более 33%. При этом  занятость в университете не всегда преподавание или исследования, чаще всего они занимают административные должности.Те, кто работает вне университета, заняты в коммерческих организациях или  фрилансе. 

Научное руководство в новой модели предполагает распределенное руководство. Например, когда не только сотрудник университета, но вся кафедра становится «ментором» для аспирантов и это помогает им написать диссертацию. Однако такой модели до сих пор в российском высшем образовании  нет.  До сих пор научный руководитель работает один на один с аспирантом,  нет прозрачной регламентации взаимодействия, отсутствуют программы профессионального развития.  Результат: порядка  16% научных руководителей никак не помогают в исследованиях. Ирония в том, что 67% аспирантов удовлетворены такой ситуацией».
 Презентация


академический руководитель Аспирантской школы по образованию, ст. н. с. НИУ ВШЭ.

 Молодежь идет в науку, но ненадолго. Число исследователей 40-60 лет, самого плодотворного для науки возраста, в России сейчас резко уменьшился.  По числу тех, кто приходит заниматься наукой,  мы вполне конкурентоспособны. А по числу тех, кто реально работает —  мы уступаем. Задача государственной политики – искать способы удержания научных работников среднего возраста.

Борис Ильич Бедный
профессор, д. ф-м. н., директор Института аспирантуры и докторантуры ННГУ

Бедный_НН_семинар_28_01.pptx


«Нам видится, что должна меняться первичная финансовая модель. Аспирантура в перспективе должна выйти на целевую модель, когда  есть понятный заказчик всех этих исследований, понятный источник финансирования аспиранткой работы. Возможно, это и гранты университетов, и гранты научных фондов и исследовательские гранты. Но нам видится, что грантовая составляющая в аспирантской подготовке должна превалировать и должна определять возможность реализации аспирантских программ.

При этом, если мы говорим о модели приема в аспирантуру, то она должна перейти исключительно на конкурс портфолио аспирантов. На момент оценки абитуриентов надо видеть его опыт исследовательской деятельности, наличие публикационной активности, конференций и проектов и понимать его траекторию либо образовательной, либо научной деятельности».

Андрей Сергеевич Игнатов, к. т. н.,
директор Центра подготовки кадров высшей квалификации НИТУ МИСиС

«Эффективность российской аспирантуры традиционно низкая. Мы по разным причинам не хотим об этом вспоминать. Эта эффективность опускалась,  начиная с 2013 года, когда прошла масштабная реформа диссертационных советов. И это подтверждает мой тезис о том, что аспирантуру невозможно реформировать в отрыве от смежных областей.  Если мы пересматриваем критерии, которые применяем к соискателям ученых степеней, то наивно было бы думать, что это не будет менять стимулы для аспирантов. Если все диссертационные советы из регионов исчезают, есть возможность поехать в Москву, встать в очередь на защиту, странно думать, что это не изменит образовательный ландшафт аспиранта и не даст альтернативу его отношению к аспирантуре.

В каком бы формате не состоялась на ближайшие 5 лет аспирантура, я бы обратила внимание вот на что: мы обсуждаем модель единую, которая бы распространялась на всех и на все отрасли науки. Говорим ли мы о финансировании, об итоговой квалификации.  Если же мы проведем беглый анализ по вузам и в РФ, и мире, то увидим разнообразие моделей, финансирования,  оно зиждется отнюдь не только на законодательных рамках, которые задаются в той или иной стране. Здесь очень сильна конфигурация и специфика той организации, которая готовит аспирантов и сильна отраслевая специфика.

Когда мы рассуждает о каналах финансирования и ориентируемся на зарубежный опыт, первое, что я выношу из этого опыта – финансирование аспирантуры многоканально.  Ни в одной стране нет центра тяжести, который расположен на грантовой системе, нет ни одной страны, где аспиранты живут за счет стипендии. Это очень вариативная вещь. И организациям, которые готовят, предоставляется возможность сделать выбор.

И уже сейчас мы можем  использовать результаты пилотного проекта, который был запущен в 2018 году: тогда ведущим вузам дали право присуждать собственные степени. Примерно 30 организаций за это время уже этим воспользовались. Первый результат, который по глазам бьет: организации, находясь в очень тесном взаимодействии друг с другом смогли сделать широкое поле моделей, не пересекающихся между собой про процедурам, по форматам.  Не вариации в качестве предмет для строительства этих организаций, а вариации в формате решения той или иной задачи.

Кобзарь Елена Николаевна
Начальник управления аспирантуры и докторантуры НИУ ВШЭ

 


 Из дискуссии

В докладах речь идет о непрерывной траектории образования: специалитет, магистратура и потом аспирантура. Но у нас довольно долго существовал институт соискательства,  который сейчас почти иссяк, прекращение заочной аспирантуры. Что с вовлечением в научную деятельность людей с опытом работы, которые уже утеряли навык исследовательской работы, и кому было бы полезно обучение в аспирантуре.  Вот были по этому поводу исследования?

Ирина Всеволодовна Абанкина,

руководитель семинара ординарный профессор НИУ ВШЭ


Заочная аспирантура существует, просто государство не оплачивает ее и это платное обучение. Примерно 20-30% ребят учатся заочно. Более того, эффективность этой аспирантуры по тем же критериям такая же, как и очная. Кто эти люди? Это как раз те, кто связаны с индустрией, со сферой услуг, с образованием – школьные учителя, например,  которые хотят получить степень. В принципе этот поток жив.

И хороший вариант был бы в рамках актуальности нацпроекта «Наука» —  расширении связей с индустрией. Создание специальных совместных программ университетов и индустриальных предприятий.  В ряде вузов в России это развивается, в частности, в нашем, в Нижнем Новгороде. Мы имеем хорошие связи с рядом наукоемких предприятий, и люди идут именно по этому проекту.  Если б бизнес повернулся лицом к университету, если б бизнес был заинтересован в подготовке высококвалифицированных кадров… Но у бизнеса сейчас другие ориентиры.

Борис Ильич Бедный
профессор, д. ф-м. н., директор Института аспирантуры и докторантуры ННГУ


Институт соискательства жив, и если вы посмотрите на общее число защит, то от четверти до трети – это защиты соискателей. Помимо аспирантуры и соискательство появился третий ручеек, это подготовка диссертаций штатными сотрудниками образовательных организаций. Никаких процедур и подзаконных актов нет, каждый вуз трактует эту норму,  как считает нужным. Но многие штатные сотрудники используют эту возможность, чтобы выскользнуть из-под образовательной компоненты и подготовить  диссертации вне аспирантуры.

Работодатели очень заинтересованы тогда, когда к ним приходит аспирант со степенью.  Вкладываться в industrial PhD стремятся далеко не все компании. Очень охотно «перекупает» выпускников компьютерный сектор, предлагает им более высокие зарплаты. Но после окончания аспирантуры.

Начальник управления аспирантуры и докторантуры НИУ ВШЭ


Эффективность аспирантуры это что?  Количество защитившихся от процента поступивших? Может быть, посмотрим  с другой стороны?  Вот нынешние модель аспирантуры и  будущие модели аспирантуры и — обеспеченность кадрами высшей квалификации из Сибири и Дальнего востока. Решат наши реорганизации  аспирантуры  этот сюжет? 

Но на  самом деле эффективность  аспирантуры видимо в чем?  С одной стороны —  обеспеченность  кадрами высшей квалификации.  С другой — исследовательские сюжеты.  Мы обеспечиваем процесс исследователями?  Нижегородцы хорошую цифры показывали,  что идут в  науку много кто очень мало остается. Куда они деваются? 

И я согласен, что некорректно межстрановой анализ проводить:  за словами аспирантура и  требования к защите в разных странах разные требования, статусы разные.  

И еще вот что. Иногда сижу на президиуме ВАК и думаю, что, может, лучше бы этой диссертации не было бы. В плане качества. Когда в тысяча пятьсот первый раз обсуждают роль  в изучении математики воспитания  духовно-нравственных качеств личности. Это важная проблема, конечно,  но сколько ее можно жевать?  Вот с чем связана эффективность нашей аспирантуры.

Болотов Виктор Александрович
Научный руководитель Центра психометрики и измерений в образовании, ординарный профессор ВШЭ

 Полная версия семинара